?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чертковский особняк

«Григорий Александрович Чертков, с наступающего 1863 г. приглашает наших ученых и литераторов, а также своих знакомых и лиц, известных библиотекарю Петру Ивановичу Бартеневу, кому угодно, посещать библиотеку три раза в неделю, от 11 до 3 ч. утра. По понедельникам и средам обыкновенно занимаются в библиотеке чтением, а по пятницам можно только осматривать ее достопримечательности. Москва, 15-го декабря 1862 г.».
Такой текст появился в газете "Московские ведомости" 30 декабря 1862 г. Новый, 1863 год, стал годом появления в Москве замечательной публичной библиотеки. Частная коллекция Александра Дмитриевича Черткова, хорошо известная учёным и литераторам Москвы и представляющая собой собрание книг о России на русском и иностранных языках, была открыта для всех желающих. Такова была воля покойного собирателя, выполненная его сыном Григорием Александровичем Чертковым.

1060942_487680397991743_1974243403_n
Г.А. Чертков.

Библиотека размещалась в левом крыле особняка Чертковых на Мясницкой улице (дом № 7). Самое подробное описание её внутреннего вида и устройства можно найти в первом издании "Русского архива" за 1864 год. Этот очерк принадлежит перу Петра Ивановича Бартенева, который долгие годы заведовал Чертковской библиотекой. Он же был издателем вышеупомянутого "Русского архива".

БартеневПИ
П.И. Бартенев.

Что же пишет П.И. Бартенев о Чертковской библиотеке?

"Взойдя в библиотеку и оставив внизу, в прихожей, верхнее платье, а также (по обычаю всех европейских библиотек) шляпу или шапку и все случайно принесенные с собой вещи, посетитель подымается по каменной лестнице и через 13 ступеней всходит на площадку, с которой прорезные чугунные двери открывают ему вид почти во все помещение библиотеки. Если он желает не заниматься, а только обозреть библиотеку (для чего назначена пятница), то этими дверями вступает в обширную и оригинально устроенную залу, которая в библиотеке и во всех ее каталогах носит название залы А. В этой зале по 4 окна на обе стороны; потолок сделан только вдоль по бокам, над головой же посетителя, идущего посередине, - пустое пространство во всю вышину всего здания, до самого потолка третьего этажа. Обширный пролет этот утверждается на 6 чугунных столбах, идущих от пола второго этажа до потолка этажа третьего, и окружен прорезной чугунной решеткой. Пролет занимает собой треть всего пространства обеих зал, нижней и верхней; но по бокам его еще очень довольно простору. В зале А, в простенках между окнами, расположено 32 шкапа, - главное помещение библиотеки, с лишком 13 тысяч книг. Шкапы без дверей, для скорейшего доставания книг; между ними продольные столы. Дойдя до конца залы и оборотившись назад, посетитель видит над собой изящный чугунный узор двух дверей, нижней и верхней, и сквозную решетку, окружающую пролет.
Во второй зале Б, в три окна по Фуркасовскому переулку, налево от входа – большой шкап с рукописями (числом до 300); далее столы, на которых разложены географические атласы и большие иллюстрированные издания. Во второй простенок упирается боком и идет поперек залы сквозной шкап со стеклами: тут разложены разные древние вещи, иконы, кресты, кубки, утварь и отчасти монеты. За шкапом, в особых ящиках, находится собрание русских монет. К стене, противоположной окнам, в шкапе с выдвижными ящиками находится небольшой энтомологический кабинет. Параллельно с ним, у той же стены, старинный комод черного дерева с рисунками на белой кости заключает в себе собрание древних греческих и римских монет. Подле него небольшая дверь, ведущая в жилое помещение самого владельца, и отпираемая только им лично, в видах спокойствия читателей. Дойдя до конца залы Б, посетитель видит на правой руке узкую каменную лестницу – внутреннее сообщение двух этажей. По этой лестнице ходят лишь библиотекари и прислуга и достаются снизу книги.
Выйдя назад из залы А на первую площадку лестницы, посетитель должен взойти наверх по 25 ступеням, которые расположены в два всхода, на двух сторонах, и для пологости пересекаются еще двумя площадками. Наверху он входит сначала в полузакругленную большую комнату о семи окнах: это верхние сени; в них 6 шкапов с книгами. Чугунная сквозная дверь ведет его в большую залу Ж, совершенно соответствующую по величине и устройству нижней большой зале (А). В углублении, противоположном входной двери, прежде всего при входе в эту залу бросается в глаза портрет собирателя библиотеки А.Д.Черткова, во весь рост. <…> Под портретом, на чугунной полукруглой подставке, размещены в виде горки этрусские вазы, собранные и большею частью приобретенные прямо из земли покойным собирателем в многократные его путешествия по Италии. Следы славянства в Италии и в древней Тоскане были предметом любимых предсмертных занятий А.Д.Черткова. В зале Ж только два больших шкапа заняты книгами; в остальных размещен довольно большой минералогический кабинет, собранный при участии славного Фишера фон Вальдгейма. На столах между шкапами разложены текущие повременные издания. В правом углу сделано небольшое возвышение для библиотекарского помощника.
Следующая за тем комната Д, назначена преимущественно для чтения. В ней посередине овальный стол, а все стены заняты 11-ю шкапами (уже со стеклами), в которых находятся книги старопечатные и такие, которые требуют большей бережи. – У среднего окна мраморный бюст А.Д.Черткова, работы профессора Пименова. Зала Д отделяется сводом от небольшой комнаты с приподнятым полом: в этой комнате помещение библиотекаря со справочными книгами и каталогами. <…>
В библиотеке имеется четыре каталога: два подвижных, на так называемых библиографических карточках и два в тетрадях.
Первый каталог азбучный, в котором все сочинения написаны на отдельных карточках и размещены в азбучном порядке. Этот каталог занимает два длинных ящика и поставлен при самом входе в залу Ж для общего пользования: если посетитель знает имя сочинителя желаемой им книги или ее точное заглавие, то его требование удовлетворяется именно во столько времени, чтобы пойти и достать книгу с полки.
Второй каталог предметный или систематический: тут все сочинения, написанные тоже на карточках, но уже большего размера, расположены по системе, принятой покойным собирателем. Историческое отделение этого подробного, снабженного примечаниями и выписками каталога, уже напечатано и выдается для пользования посетителей. Остальные отделения каталога также готовы и в особых коробках выдаются читателям, однако не иначе как с условием бережного обращения; ибо нарушение порядка карточек повлекло бы к долгим работам. <…>
Третий каталог, так называемый инвентарный, состоит из тетрадей, в которых описан порядок, в каком книги расположены по залам, шкапам и полкам. Для каждой залы имеется особая тетрадь.
Наконец четвертый каталог, хозяйственный: в него вносятся новые книги, с самым кратким обозначением, по времени поступления их в библиотеку.
Этими четырьмя каталогами обусловливается всегдашняя и легкая возможность тотчас же знать, что есть в библиотеке и находить нужное сочинение".


Особняк, некогда принадлежавший семье Чертковых, до сих пор является украшением Мясницкой улицы.

305670_304403059636491_1001855674_n
Бывший особняк Чертковых. Современный вид.

А основная часть Чертковского собрания перекочевала в Старосадский переулок. Но характерные штампы на книгах и по сей день напоминают читателям и библиотекарям о том, что история ГПИБ неразрывно связана с историей первой в Москве бесплатной публичной библиотеки.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
livejournal
Jul. 10th, 2013 11:57 pm (UTC)
"Архнадзор": что нового за неделю
Пользователь brusnik сослался на вашу запись в записи «"Архнадзор": что нового за неделю» в контексте: [...] 150 лет назад: у истоков Исторической библиотеки [...]
il_ducess
Mar. 3rd, 2016 02:37 pm (UTC)
а не в левом крыле? Библиотека располагалась же в левом крыле по Фуркасовскому переулку...
gpib
Mar. 5th, 2016 09:49 am (UTC)
Если с Мясницкой смотреть, то да, конечно, в левом. Хорошо, что у нас такие внимательные читатели:) Спасибо, всё исправлено!
il_ducess
Mar. 5th, 2016 09:10 pm (UTC)
А скажите, пожалуйста, что известно "Историчке" про историю подарка библиотеки Черткова городу Москве.
Ведь это очень неоднозначно было.
Что то вынудило Григория Александровича так поступить "не очень хорошо" по отношению к своему детищу. Ведь он заранее облекал ее на долгое лежание в коробках. А ведь он для нее построил уникальное, специальное здание. Много лет содержал Бартенева с помощниками. И у него не было финансовых проблем, чтобы продавать вот так дом в Москве.
Вот что пишет в своих Мемуарах граф Сергей Дмитриевич Шереметев:
"Наследник Чертковского достояния, герой своего времени и своей среды, при всей гибкости уклончиво-практического ума и известной сметке, воспринял все недостатки своей, уже тронутой отравой неверия среды. Стоило лишь одного шага, коснувшегося его непомерного тщеславия, чтобы побудить его к полному разрыву с прошлым не только своего рода, но и своим собственными, личным. решение было стремительно. Он вырывал своим руками свои московские корни и, по свойству подобных натур, возжелал при своем падении, чтобы и другие почувствовали его личную боль. Он быстро продал свой дом, а сокровище своей библиотеки цинично бросил городу, не заботясь нисколько о ее сохранении и пользе, от нее извлекаемой. Пока она "его", она его интересовала, а иначе - наплевать! Одиссея этой библиотеки - позорная страница в истории московских заправил, думских и иных. Лишь после долгих лет, пока она лежала в ящиках и сырела, была она наконец помещена в музее Историческом, но поднята на такую недоступную высоту, куда уже нельзя было ожидать прилива посетителей; она уже не могла служить той пользе общественной, как бывало на Мясницкой."
gpib
Mar. 6th, 2016 09:51 am (UTC)
Это хороший вопрос, но требующий длинного ответа. Документальная сторона этого дарения сейчас освещена уже достаточно полно и подробно - этим занимался зав. нашего СБО Шапошников Кирилл Александрович: сидел в архивах (ЦИАМ, ОПИ ГИМ и, кажется, ещё ГАРФ) и изучал документы. Он, правда, не пишет в своих статьях, что побудило Г.А. Черткова подарить библиотеку городу, но, насколько мы помним, Г.А. продавал особняк в связи с получением новой важной должности при дворе, и был просто вынужден переехать на жительство в Питер. Учитывая, сколько у него уходило на содержание библиотеки и плату Бартеневу (около 3 тыс. руб. в год), плюс содержание самого особняка, - шаг по его продаже был весьма логичным. В любом случае, он предложил библиотеку городу на определённых условиях, прописанных в его письме к московскому городскому голове Лямину, и только при соблюдении этих условий Дума могла считать Чертковскую коллекцию собственностью города. Г.А. в письме специально оговаривал, что если условия её содержания не будут соблюдаться, он имеет право забрать библиотеку назад. Однако дальше в дело вмешался директор МПРМ В.А. Дашков, который развил бурную агитационную деятельность, доказывая, как будет всем хорошо, если Чертковскую библиотеку сроком на 5 лет поместить в Румянцевский музей. Поскольку Дашков просил за содержание библиотеки меньше, чем Бартенев, назначенная Мос. Гор. Думой комиссия, занимавшаяся этим вопросом, воспользовалась его предложением. У Черткова эта новость вызвала противоречивые чувства, он писал то ли Лямину, то ли Думе, что предложения Дашкова противоречат первоначальным условиям содержания библиотеки. Но этим протестом с его стороны всё и ограничилось. Дума, со своей стороны, была бы рада устроить для Чертковской библиотеки отдельное здание, но ни денег на постройку нового, ни подходящего старого здания в Москве не нашлось. Рассматривали, кстати, такой вариант, как Сухарева башня, но она была сырой и слишком ветхой для этого.
Далее, Дашков добивается своего: Чертковскую (а заодно и Голицынскую) библиотеки временно размещают у него, заведует обеими Е.В. Барсов с помощниками - и, кстати, именно в те годы, что она хранилась в МПРМ, её библиотекарем был знаменитый Фёдоров, такие вот удивительные пересечения книжных и человеческих судеб:)
Но в середине 70-х ситуация меняется, у Дашкова не хватает места для хранения обеих библиотек, и он пытается от них избавиться так же активно, как раньше хотел заполучить. А здания по-прежнему нет, ситуация патовая. Тут надо сказать спасибо тому автору, который поместил в прессе предложение передать Чертковскую и Голицынскую библиотеки Историческому музею. Музей, правда, ещё только начинал строиться, а Дашков уже вовсю хлопотал о том, чтобы библиотеки забрали из МПРМ. Вот именно в 70-е годы они, похоже, и лежали в ящиках у него в подвалах.
Теперь что касается процитированных мемуаров. Если судить по письмам Бартенева к Г.А. Черткову, у них перед передачей библиотеки городу были довольно натянутые отношения. У обоих накопились взаимные претензии друг другу. Недолюбливал Черткова и А.Н. Голицын, чья библиотека также хранилась в особняке на Мясницкой. (У него в одном письме к Бартеневу есть фразочка о том, что Г.А. больше интересуется женщинами и лошадьми). Вероятно, Бартенев чувствовал себя обиженным и активно транслировал свои чувства всем своим многочисленным знакомым. Мы, правда, не знаем, входил ли в их число С.Д. Шереметев, но то, что на репутацию Г.А. могли повлиять слухи, распускаемые Бартеневым, следует всё же учитывать. Если же исходить из характера Г.А., то он действительно был далёк от учёных занятий, так что библиотека могла иметь для него скорее мемориальное значение - как память об отце. То, что он её подарил городу, - на наш взгляд, скорее, большая удача. Ведь очень немногие коллекции выдержали все испытания времени и до сих пор имеют выделенное хранение! И Чертковская - чуть ли не самая полная из них. А всё потому, что Г.А. в своё время очень грамотно прописал условия своего дарения. Так что уж не будем его осуждать, основываясь на свидетельстве одного из современников:)
Извините, очень длинно получилось, почти как лекция.
il_ducess
Mar. 8th, 2016 07:35 pm (UTC)
Спасибо большое. Да я все это читала. Но все равно вопросы остались.
У Г.А. Черткова, судя по потомкам не было финансовых трудностей, таких, чтобы продавать особняк. В Питере у них недвижимости было много.
Он потратил очень много денег, чтобы выстроить специальное, уникальное помещение для библиотеки. Он много лет содержал Бартенева и помощников. И делал он это сам, а не потому, что так было при батюшке. Сам А.Д. Чертков библиотеку свою не сделал столь публичной. Это сделал сам Г.А.
Когда он ее подарил городу без помещения - он совершенно мне кажется точно сознавал, что у города помещений для нее нет. Это знали все - у города было плохо с деньгами и помещениями. Даже городская дума арендовала помещения, своего не было. Бюджет был с дефицитом до 1880-х годов. ... в общем все равно странное это было дарение.
gpib
Mar. 8th, 2016 09:21 pm (UTC)
Возможно, вы и правы. Наверное, чтобы точно это выяснить, надо читать переписку Г.А. (если она сохранилась).
il_ducess
Mar. 9th, 2016 11:16 am (UTC)
Эх жаль братья Булгаковы переписывались только до 1834 года, вот откуда мы бы все узнали)
livejournal
Oct. 13th, 2016 03:42 am (UTC)
Петр Бартенев
Пользователь kotbeber сослался на вашу запись в своей записи «Петр Бартенев» в контексте: [...] http://gpib.livejournal.com/10522.html [...]
( 9 comments — Leave a comment )