?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На этот раз из сентябрьской «Хроники российской революции», опубликованной на нашем сайте, мы выбрали для краткого рассказа не события, а людей.
Два человека из многоликого калейдоскопа революционного года; две совершенно разные судьбы. Их объединяет только хронология и причастность к переломным событиям отечественной истории и культуры.

Итак, наш первый герой – Ефим Алексеевич Придворов. Впрочем, большинству он известен под псевдонимом – Демьян Бедный.

демьян.jpg

31 августа газеты опубликовали приказ Керенского по армии и флоту. Начинался приказ словами: «Сего числа, согласно постановлению В. П., на меня возложено верховное командование вооруженными силами государства»; далее говорилось о бескровном подавлении мятежа Корнилова и выражалась благодарность всем членам армии и флота.
В сентябре газета «Рабочий путь» (выходившая в то время вместо закрытой «Правды») в сатирических рисунках обвинила главу Временного Правительства Керенского в сговоре с генералом Корниловым.
Сопроводительный текст к карикатурам писал Демьян Бедный, выступавший под псевдонимом «Мужик Вредный»:

Песня.

Ох, сложу-сложу
Полномочия!
Не допрос пишу -
Многоточия!

Упекут меня,
Друга милова.
Правду как узнать
У Корнилова?

Затаил секрет!
И не кается.
На стене ж портрет
Усмехается!

Положеньице невылазное.
И в башку бредет
Несуразное.

То корнилится,
То мне керится,
Будет вправду ль суд,
Мне не верится.

10 (23) сентября 1917 г.


00000002.JPG

В 1917 году Демьян Бедный был уже известным поэтом. Родился он в 1883 г., в семье крестьянина, учился в Киевской военно-фельдшерской школе и на филологическом факультете Санкт-Петербургского университета. Стоит отметить, что с самого начала жизненного и творческого пути Ефиму Придворову везло на высокопоставленных покровителей. В университет он поступил по протекции великого князя Константина Константиновича (поэта К.Р.). Великий князь, будучи попечителем военно-учебных заведений, принял участие в судьбе одаренного мальчика, в порядке исключения разрешил ему сдать экстерном экзамены за гимназический курс и учиться дальше, отсрочив обязательную службу в армии далеко «на потом».

Первая публикация стихотворений Ефима Придворова (причём стихотворений весьма верноподданнической направленности) состоялась к 1899 г., а знаменитый псевдоним появился в 1911 г., в стихотворении «О Демьяне Бедном, мужике вредном», опубликованном уже в большевистской газете «Звезда».

После событий 1905 года Демьян навсегда определился с кругом своих симпатий и интересов: как многие студенты, он поддержал революцию с её лозунгами лучшей жизни для простого народа.
Верноподданнические стихи сменяются народническими с ярко выраженной ненавистью к барам и господам. Таким талантом не могли не заинтересоваться радикально настроенные части общества, будущие большевики и победители в Октябрьской революции. На дело революции Бедный трудился, начиная с 1912 года, всячески клеймя «бар, господ, попов». Крестьянское происхождение Демьяна подсказало ему стихотворные формы, с которыми он в основном работал: раешник и басня. Эти формы — мужицкие, крестьянские, не пролетарские. Бедный точно уловил нужный облик стихов, чтобы вовлечь в дело революции многочисленное крестьянство земледельческой страны России. В 1914 г. поэт был призван в армию, участвовал в боевых действиях и был награждён Георгиевской медалью за храбрость. После 1915 г. уволен в запас.

С марта 1917 года Демьян Бедный активно сотрудничает с большевистской прессой: «Известиями» и выходившей под разными названиями «Правдой». В.Бонч-Бруевич вспоминал, что стихотворения и басни Демьяна нравились Ленину: нравились настолько, что Ленин цитировал их в своих выступлениях, познакомился с поэтом, а при переезде Советского правительства в Москву Бедному предоставили квартиру в Большом Кремлевском дворце.

00000001.JPG

После 1917 года Демьян Бедный продолжал служить делу революции. Общий тираж его книг в 1920-е годы превысил 2 миллиона экземпляров; в 1923 г. он был награждён орденом Боевого Красного Знамени, и это было первое в РСФСР награждение боевым орденом за литературную деятельность. Его стихотворения и басни входили в школьную программу, а руководитель РАППа Л.Авербах призывал к ««повсеместному одемьяниванию советской литературы».

Дернова003.jpg

Дернова007.jpg

У поэта сложились хорошие отношения со Сталиным; он по-прежнему жил в кремлевской квартире, известно, что Сталин пользовался его библиотекой, которая насчитывала около 30 000 томов – в то время это была одна из крупнейших частных библиотек в СССР. И даже восхваление Троцкого, которым Бедный злоупотреблял в послереволюционные годы, а также ответные весьма лестные реплики «второго вождя революции» до поры до времени не вспоминались.

Дернова004.jpg

Дернова005.jpg

Дернова006.jpg

Неприятности начались в 1930 г., когда опубликованные в «Правде» фельетоны Демьяна Бедного подверглись осуждению в специальном постановлении ЦК ВКП(б), а за этим последовала резкая отповедь Сталина – в ответ на жалобу Демьяна.
«В чём существо Ваших ошибок? Оно состоит в том, что критика недостатков жизни и быта СССР, критика обязательная и нужная, развитая Вами вначале довольно метко и умело, увлекла Вас сверх меры и, увлёкши Вас, стала перерастать в Ваших произведениях в клевету на СССР, на его прошлое, на его настоящее… [Вы] стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения… что «лень» и стремление «сидеть на печке» является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. И это называется у Вас большевистской критикой! Нет, высокочтимый т. Демьян, это не большевистская критика, а клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата».

Для любого другого литератора такой разгром стал бы смертным приговором, но Бедного продолжали печатать. Из кремлевской квартиры его выселили только в 1932, а в 1938 (после скандала с комической оперой «Богатыри», где он был автором либретто) исключили из партии и Союза Писателей с формулировкой «за моральное разложение».
Однако других репрессивных мер не последовало, хотя Сталину было известно о нелицеприятных репликах Бедного в адрес бывших кремлевских соседей.
Во время Великой Отечественной войны его снова стали печатать, но новые агитки, полные восхваления Сталина (как когда-то Троцкого) остались незамеченными.

Демьян Бедный скончался 25 мая 1945 г. и похоронен на Новодевичьем кладбище. Уже после его смерти, в 1952 г., были подвергнуты идейному разгрому два сборника Д.Бедного («Избранное», 1950 и «Родная армия», 1951) за «грубейшие политические искажения»: как оказалось, в эти издания были включены первоначальные варианты произведений Бедного вместо поздних, политически переработанных.
В 1956 г. он был посмертно восстановлен в рядах КПСС, а его басни ещё много лет входили в школьные программы.

Деятельность второго нашего героя была, если можно так выразиться, совершенно противоположна трудам первого.
10 (23) сентября 1917 г., в тот же день, когда в газете «Рабочий путь» были опубликованы частушки Демьяна Бедного о Корнилове и Керенском, подал в отставку последний кадет (член конституционно-демократической партии) во Временном Правительстве, министр исповеданий Антон Владимирович Карташев. В своем письме он указывал на «засилье социалистов над Временным Правительством» и просил «уволить его от должности». Отставка была принята.

Антон_Карташёв.jpg

Антон Владимирович Карташев родился 11 июля 1875 года, на Урале, в городе Киштьма. Он был потомком крепостных крестьян, а отец его был шахтёром. И вот из такой трудовой семьи вышел человек, чьи образованность и воспитанность поражали современников, чья сознательная жизнь была прочно связана с Церковью.

После окончания Пермской Духовной семинарии в 1894 году, он поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. По завершении обучения в академии в 1899 году, Карташев остался преподавать на кафедре истории Русской Церкви, где занимал должность доцента.

Через несколько лет академической преподавательской деятельности он оставил академию. Шёл 1905 год. Решение уйти из академии не в последнюю очередь было связано с недовольством руководства общественной деятельностью А.Карташева, с его активным участием в набиравших тогда силу общественных дискуссиях, связанных с вопросами об изменении политических и религиозных условий жизни в России. Карташев был активным участником Религиозно-Философских собраний, участвовал в деятельности религиозной общины, где имел имел личное общение с Дмитрием Мережковским, Зинаидой Гиппиус, Мариэттой Шагинян.

Некоторыми представителями духовенства подобные настроения воспринимались не иначе как революционный настрой. Занимавший тогда пост ректора Духовной академии епископ Сергий (Страгородский) поставил Карташева перед выбором: или он прекратит участие в подобного рода общественной деятельности, или же руководство академии прекратит поддерживать с ним трудовые отношения. Карташев сделал выбор в пользу церковно-общественной деятельности и подал прошение об увольнении.

Вскоре он устроился на работу в Петербургскую Публичную библиотеку. Благодаря его стараниям, библиотека пополнилась рядом новых научно-богословских трудов.
Кроме того, Антон Владимирович преподавал на Бестужевских курсах, а с 1909 года исполнял обязанности председателя Петербургского религиозно-философского общества. Находясь на этом ответственном посту он, как и раньше, отстаивал идею о необходимости преобразований в церковной жизни.

Когда произошла Февральская революция, Карташев отнёсся к ней с определенной долей сочувствия. Конечно же, он не предполагал, что вслед за февральскими событиями последуют и октябрьские, которые перечеркнут многие из его желаний и надежд, послужат причиной хаоса, разрухи, торжества идеологии научного атеизма.

Межу тем в марте 1917 года он стал товарищем (заместителем) обер-прокурора Святейшего Синода, В.Н. Львова. В этот период Временное правительство продекларировало равенство всех религий перед законом. В апреле Святейший Синод выступил с обращением к Церкви о необходимости восстановления древней практики выборности епископата, учредил предсоборный совет, задачей которого ставилось подготовить условия для созыва Всероссийского Поместного Собора. В июне Синод принял «Временное положение о православном приходе», имевшим целью активизировать мирян.
Трудность складывающейся обстановки, необходимость решения связанных с ней текущих задач при отсутствии должной компетентности у В.Львова требовали скорейшего его освобождения от должности обер-прокурора и назначения нового человека. В июле 1917 года эту должность, по инициативе Церкви, занял А.В. Карташев.

Ввиду созыва Собора, на котором предполагалось восстановить патриаршество на Руси, и, как следствие, выхода Церкви из подчинения правительству Керенского, в августе 1917 пост обер-прокурора Святейшего Синода был упразднён, а А.В. Карташев был назначен первым министром в министерстве исповеданий. Собор был открыт 15 августа и до своего закрытия успел рассмотреть ряд важных вопросов.
В сентябре 1917 г., как мы уже упоминали в начале нашего рассказа, Карташев подал в отставку и ушёл с поста министра.

В ночь с 25 на 26 октября Антон Владимирович вместе с другими министрами был арестован и заключён под стражу в Петропавловской крепости. 7 ноября об освобождении Карташева и министра финансов Бернацского ходатайствовала Александра Коллонтай. При голосовании за освобождение Карташева высказались четыре члена Петроградского Военно-революционного комитета (против — два). Однако Карташев отказался выходить на свободу под подписку о невыезде, пока не будут отпущены все оставшиеся арестованные министры Временного правительства. 24 ноября делегаты Поместного собора приняли специальное заявление «для оглашения» в печати: «выражаем твёрдую уверенность, что в деятельности А.В. Карташева не было ничего, что могло бы явиться предметом общественного суда и запятнать его доброе имя, и имея в виду, что многие товарищи его по кабинету, одинаково ответственные за деятельность правительства, давно уже получили свободу, Всероссийский Церковный Собор настаивает на немедленном освобождении А.В. Карташева из Петропавловской крепости».

В январе 1918 года А. Карташев был переведён в клинику Герзони, а в начале февраля выпущен под обещание не предпринимать активного противодействия советской власти. Дома ему жить запрещалось; приют бывшему обер-прокурору предоставляли Владимир Бенешевич, Лев Карсавин, Сергей Каблуков.

Советскую власть Карташев решительно не воспринимал, хотя какое-то время жил и работал в новой Росси и был вынужден считаться с новым положением вещей. В 1918 году он образовал Православное «Братство Святой Софии», объединившее в своих рядах представителей интеллигенции и духовенства.
В 1919 году, в январе, Антон Владимирович покинул территорию России и перебрался в Финляндию. Находясь в эмиграции, он возглавил Русский национальный комитет в Финляндии, а потом в Париже. Осев во Франции, Карташев не просто критиковал советскую власть, но в своих публикациях и речах поддерживал борьбу с большевизмом. При этом он отмечал, что для победы необходимо опираться на народные массы, а для этого нужно, чтобы народ образумился. Вразумиться же он должен через возвращение к вере.

Ил455.jpg

Большую роль Карташев сыграл в деле создания и формирования Русского студенческого христианского движения. Здесь он имел единомышленниками и соратниками Николая Бердяева и отца Сергия Булгакова. Впоследствии, по инициативе движения, в Париже был образован Свято-Сергиевский Богословский институт. Со временем это учебное заведение обрело широкую известность. Антон Владимирович, занимая должность профессора, посвятил институту много лет свой жизни. Здесь он преподавал Историю Церкви, Ветхий Завет, еврейский язык. Среди его фундаментальных трудов можно выделить двухтомник «Очерки по истории Русской Церкви» (1959), «Воссоздание Св. Руси» (1956), «Вселенские Соборы» (1963).

Ил453.jpg

Ил454.jpg

Он стремился трудиться на благо Церкви и при этом не забывал о Родине. Но когда в августе 1945 года митрополит Николай Крутицкий посетил Париж и стал описывать в розовых красках положение РПЦ в Советском Союзе, призывать верующих к присоединению к патриархии, расчувствовавшемуся митрополиту Евлогию пришлось одёргивать Карташева, выражавшего явное недоверие Москве.
Умер А.В. Карташев 10 сентября 1960 года. Его похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Многие из работ Карташева доходили до заинтересованных лиц в СССР через публикации в таких известных изданиях как журналы «Вестник РСХД», «Путь», сборник «Православная мысль».

Вот такие разные истории прячутся за сухими фактами Хроники. Что могло объединить столь разных людей? Наверно, вы не удивитесь, узнав, что нас заинтересовала их деятельность, связанная… конечно же, с библиотеками. Частная библиотека Демьяна, так и оставшаяся в Кремле после его изгнания оттуда, и работа Антона Карташева в Публичке – вот, пожалуй, единственное, что могло бы привести их к общему разговору. Да то вряд ли, хотя мы до конца будем верить, что у людей, любящих книги, найдётся повод для диалога.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
sergej_manit
Oct. 11th, 2017 08:11 pm (UTC)
Кланяюсь!
livejournal
Oct. 17th, 2017 08:01 am (UTC)
Хроника российской революции: сентябрь 1917 года
Пользователь alphabetic_fish сослался на вашу запись в своей записи «Хроника российской революции: сентябрь 1917 года» в контексте: [...] Оригинал взят у в Хроника российской революции: сентябрь 1917 года [...]
( 2 comments — Leave a comment )