?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дорогие читатели, мы к вам вернулись! Спасибо всем, кто не поторопился и не стал от нас отписываться в период нашего молчания. Уважительная причина у нас одна: много работы. Даже сегодня мы совмещаем приятное с полезным – хотим рассказать о мероприятии, в котором сами принимали участие. Так сказать, по принципу «что вижу, то пою».

Впрочем, тема нашего сегодняшнего рассказа вполне характерна для этого ЖЖ. Будем разговаривать об экслибрисах - ведь именно о них шла речь на Всероссийской научно-практической конференции «Экслибрисы в книжных памятниках как предмет научного исследования», которая была организована совместно Международным союзом книголюбов, Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, РГБ, ВГБИЛ и ГПИБ и проходила с 22 по 24 ноября на разных московских площадках. 23 ноября мы принимали гостей у себя: в выставочно-лекционном зале «Под сводами» проходил практический семинар, посвящённый книжному знаку.

К этому мероприятию сотрудники справочно-библиографического отдела ГПИБ подготовили книжную выставку «Ex libris: к истории вопроса».

exlibris1small.jpg

DSCN8098a.jpg

На экспозиции были представлены издания, посвящённые изучению отечественного книжного знака. От первых работ, написанных ещё в конце XIX - начале XX вв., до самых полных каталогов, выходящих в настоящее время. Мы уделили внимание и художникам, работающим в этом жанре.

DSCN8102a.jpg

DSCN8103a.jpg

DSCN8104a.jpg

DSCN8105a.jpg

Но, безусловно, центром экспозиции стали образцы экслибрисов и суперэкслибрисов на изданиях из фондов ГПИБ. Самым сложным было выбрать всего несколько характерных книжных знаков — к сожалению, мы были ограничены размерами выставки. В итоге отобранные экспонаты разделились на две группы: образцы владельческих знаков от XVIII века до наших дней и варианты экслибрисов, принадлежавших одному библиофилу.

В России экслибрис начал распространяться во время царствования Петра I, и количество книжных знаков владельцев библиотек (в подавляющем большинстве – дворянских) постоянно росло. Мы представили три суперэкслибриса XVIII века: А.В. Олешева, А.Р. Воронцова и И.И. Шувалова. Каждый из перечисленных был не просто собирателем книг, владельцем библиотеки, но внёс определённый вклад в развитие отечественной культуры и науки.

Алексей Васильевич Олешев (1724-1788) - военный, писатель, переводчик, с 1767 г. был президентом Вольного Экономического общества. Первым перевёл на русский язык философов Э.Юнга, И.И. Шпальдинга, П.Демулена. Библиотека его находилась в родовой усадьбе Ермолино Вологодской губернии, и была распродана в середине XIX в. новыми владельцами Волконскими.

DSCN8283.JPG

Александр Романович Воронцов (1741-1805) - государственный деятель и дипломат, посол в Англии и Голландии, президент Коммерц-Коллегии. Сенатор, член Госсовета при Александре I. Брат Екатерины Дашковой. Близкие отношения связывали его с поэтом А.Н. Радищевым, служившим под началом Воронцова в Коммерц-коллегии и в таможне. После ареста и высылки писателя Воронцов поддерживал с ним переписку и помогал его семье.
Его библиотека была известна большим собранием нот, атласов, географических карт и планов. После смерти А.Р. Воронцова книжное собрание, по его завещанию, было переправлено в южные имения семьи. Большая часть библиотеки в настоящее время находится в фондах Научной библиотеки Одесского университета.

Вряд ли имеет смысл представлять читателям Ивана Ивановича Шувалова (1727-1797) - основателя и первого куратора Московского университета; учредителя и первого президента Санкт-Петербургской Академии Художеств.
Нельзя не отметить, что библиотека Шувалова находилась в его московском доме на Покровке (в наши дни - Покровка, 38а, главный дом усадьбы Шувалова-Голицыных). То есть, на территории Басманного района и совсем недалеко от ГПИБ.
В настоящее время большая часть коллекции Шувалова находится в Научной библиотеке МГУ.

DSCN8310.JPG

В XIX веке экслибрисы постепенно меняются. Если в начале столетия они в основном геральдические (гербовые), то к концу становится популярнее сюжетный экслибрис.

Прекрасным образцом сочетания и гербового, и сюжетного экслибриса на одном издании может служить книга из коллекции С.Д. Шереметева (1844-1918) - писателя, библиофила, коллекционера, одного из учредителей и председателя Общества любителей древней письменности, председателя Археографической комиссии, редактора журнала «Старина и новизна». Библиотека хранилась в имениях Московской губернии, после революции была передана государству.

DSCN8293.JPG

Сюжетный экслибрис Шереметева исполнен в 1902 г. художницей Елизаветой Бём и отражает интересы хозяина библиотеки. Стоит обратить внимание на то, что в гербовом поле, изображённом на свитке, повторяются элементы собственно герба Шереметевых – издание, представленное на выставке, свидетельствует об этом наиболее наглядно.

Мы уже обращались (и будем обращаться) к личности Александра Дмитриевича Черткова и к судьбе его библиотеки. И, конечно, не могли не представить книги из коллекции нашего «отца-основателя». На этот раз мы продемонстрировали суперэкслибрисы, отличающиеся в написании: «Библиотика Черткова» и «Библиотека Черткова». Нам ещё предстоит разобраться, было ли такое разночтение ошибкой или сознательным выбором (книга с суперэкслибрисом «Библиотика…» - не единичный экземпляр).

DSCN8287.JPG

Библиотека Черткова была передана Москве в 1871 г. его сыном Григорием, а до оформления дара и некоторое время после этого располагалась по адресу: Мясницкая улица, д. 7/3.

Книги из коллекции Алексея Васильевича Олсуфьева (1831-1915), автора исследований античной литературы, отличают не столько суперэкслибрисы с графской короной и инициалами владельца, сколько размашистые автографы хозяина на титульном листе и гербовый экслибрис не самого привычного размера.

DSCN8328.JPG

После революции его библиотека (книги по военному искусству, геральдике, филологии, истории искусств) была распределена между ГИМ, ГБЛ (РГБ) и библиотекой МГУ.

На выставке были представлены книги из коллекций представителей дворянских родов, богатого купечества – но среди них нашлось место и изданию из коллекции Алексея Сергеевича Суворина (1834-1912) издателя, писателя, историка, журналиста. Владелец газеты «Новое время», издатель справочных книг «Вся Москва», «Весь Петербург», «Вся Россия». В 1913-1914 гг. наследники Суворина подарили его библиотеку Историческому музею. В собрании были широко представлены издания «Вольной печати» А.И Герцена и организации «Земля и Воля».

DSCN8281.JPG

Ещё один житель Басманного района, чей экслибрис был представлен на выставке, - это Павел Васильевич Щапов (1848-1888), коллекционер, печальная судьба которого стала широко известна в Астаповском пересказе. Книжный знак П.В. Щапова был представлен всего в одном варианте.

DSCN8290.JPG

Зато книжные знаки Алексея Петровича Бахрушина (1853-1904), под которые мы отвели целую витрину, поражают своим разнообразием.

DSCN8271.JPG

DSCN8276.JPG

DSCN8264.JPG

DSCN8260.JPG

Фигурировала на выставке и одна «Бахрушинская папка» с характерным для этих подборок экслибрисом-штемпелем, на котором значится адрес библиотеки Алексея Петровича в Москве, на улице Воронцово Поле (опять-таки на границе с Басманным районом).

DSCN8267.JPG

Экслибрисы ХХ века представлены изданиями из собраний доктора филологических наук, ветерана ГПИБ, краеведа Нины Михайловны Пашаевой (1926-2013); Иосифа Ромуальдовича Григулевича (1913-1988), советского разведчика-нелегала, ученого-латиноамериканиста, доктора исторических наук, одного из создателей Института Латинской Америки АН СССР; Николая Сергеевича Кровякова (1913-1962), знатока военно-морской истории России, книги о которой он, собственно, и собирал. Экслибрис Кровякова был исполнен графиком А.П. Журовым в 1944 г. и представляет собой вид из окна на Адмиралтейство. А для нас это ещё одна отсылка к рассказам Виктории Владиславовны Кожуховой, которая в своё время много потрудилась, разыскивая хоть какую-то информацию о владельце этого книжного знака.

DSCN8262.JPG

DSCN8322.JPG

DSCN8326.JPG

DSCN8159a.jpg

Впрочем, выставка только оттеняла главное событие, которым стал посвящённый экслибрисам практический семинар. Слово «практический» в программе конференции намекает, что слушатели такого семинара должны были обогатиться полезными практическими сведениями, которые пригодятся им в дальнейшем, при атрибуции экслибрисов или при поиске сведений об их владельцах. Свидетельствуем, что эта задача была выполнена. В трёх интереснейших докладах освещались разные подходы к экслибрису.

Во-первых, доклад заведующего СБО ГПИБ Шапошникова Кирилла Александровича «Методика поиска и источники сведений о владельцах экслибрисов и их библиотек». В докладе была сведена воедино и структурирована информация о печатных и сетевых источниках, из которых можно получить сведения о персонах – владельцах экслибрисов. Докладчик в своём обзоре двигался от общего к частному, то есть от энциклопедий общего характера – к биографическим, генеалогическим, архивным справочникам, некрополям и адресным книгам. Было упомянуто много редких изданий (например, «Русский биографический архив» на микрофишах, выпущенный в издательстве Zaur), и даже хорошо известные источники предстали в необычном ракурсе (справочники из серии «Наука и научные работники в СССР»; справочники Московской городской телефонной сети). В отдельный блок были собраны сведения об источниках советского периода, которые разительно отличаются от дореволюционных.Не был забыт и электронный сервис «Гугл Книги», благодаря которому даже по маленькому фрагменту текста зачастую можно выйти на неожиданный источник сведений. Короче говоря, слушатели получили наглядное руководство к поиску, оформленное в виде свободно раздававшейся презентации и представляющее собой классический образец справочной работы, за которой стоят все традиции поиска, принятые в ГПИБ.

DSCN8167a.jpg

DSCN8171a.jpg

DSCN8175a.jpg

В финале Кириллу Александровичу был задан резонный, хотя и уводящий в сторону вопрос: пользуемся ли мы при поиске сведений о владельцах книжных знаков теми базами данных, которые создаются силами разных региональных библиотек и доступны в интернете? Докладчик ответил, что мы больше полагаемся на печатные источники; постфактум хотелось бы добавить, что круг экслибрисов, хранящихся в ГПИБ, всё-таки достаточно репрезентативно отражён в двух выпусках справочника «Экслибрисы и штемпели частных коллекций в фондах Исторической библиотеки». Заданный вопрос примечателен другим: он породил короткое, но оживлённое обсуждение о возможностях создания сводной базы данных по экслибрисам. Суть обсуждения, впрочем, свелась к тому, что возможности существуют - нет нужного человека или организации, которая взяла бы на себя обязанность такую базу данных поддерживать.

DSCN8182a.jpg

Доклад нашего директора Михаил Дмитриевича Афанасьева «Экслибрис как источник информации» перевёл тему в совсем иную плоскость. Сам заголовок доклада подразумевал такую постановку вопроса: какие сведения можно получить, изучая сам экслибрис? Оказалось, что сведений таких немало, а ещё больше предположений, которые могут стать твёрдыми фактами, если будут подкреплены статистикой. Во-первых, сама форма и тип экслибриса говорят об отношении владельца к своей библиотеке. Так, штамп, по мнению Михаила Дмитриевича, заказывался там, где с книгами работал специально нанятый человек. А в тех случаях, когда на экслибрисе указаны дополнительные сведения (цена, источник получения книги и т. п.), можно с уверенностью утверждать, что с книгами работал сам хозяин библиотеки.

DSCN8185a.jpg

DSCN8186a.jpg

DSCN8194a.jpg

Любопытные вопросы подкидывают несколько экслибрисов, имеющихся у одного владельца. Разные ли они по времени или все делались одновременно? Почему понадобились владельцу? Почему на некоторых из них есть пометы, а другие остались пустыми? И тому подобное. Кроме того, Михаил Дмитриевич обратил внимание присутствующих на экслибрисы, в которых обозначен полный титул владельца, и книжные знаки с элементами фамильного герба.

Другая интересная область изучения – это ярлычки, которые лепились на корешок или на верхнюю крышку переплёта. Они могут многое рассказать о структуре библиотеки. Тут вам и простые инвентарные номера, и разбивка по темам (ярлычки разных цветов), и признаки разных способов расстановки – крепостной, тематической, инвентарно-тематической, а также сведения о книжной классификации, которой пользовался хозяин библиотеки, о системе учёта книг и даже о темпах пополнения и о движении фонда.

DSCN8196a.jpg

DSCN8197a.jpg

Последний раздел сообщения был посвящён буквам и инициалам в суперэкслибрисах и экслибрисах – и здесь Михаил Дмитриевич также указал на некоторые, условно говоря, лайфхаки, которые помогают выяснить, какие сведения скрыты за инициалами и аббревиатурами. Одна буква в гербе, как правило, указывает на имя; две буквы на корешке – это имя и фамилия для светских лиц, либо сан и имя для монашествующих. Три буквы – имя, отчество, фамилия, но бывают случаи, когда первая буква обозначает титул, либо, если первая буква – «Б», то вся фраза будет расшифровываться как «Библиотека такого-то». Четыре буквы, с «Б» в начале – «Библиотека» плюс ФИО.

DSCN8231a.jpg

Третий, заключительный доклад («О книжных знаках в фонде редких книг Библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино») сделал главный научный сотрудник Комплексного научно-исследовательского отдела ВГБИЛ Николай Николаевич Зубков. Фактически, он представил результаты коллективной работы сотрудников своего отдела по выявлению иностранных экслибрисов, а заодно озвучил основные этапы пополнения фондов ВГБИЛ редкими книгами, среди которых выделяется послевоенный (очень многие показанные книги пришли из библиотек и других учреждений города Дрездена).

Трудно представить, что семинар, настолько насыщенный сюжетами, уместился всего в три часа времени. Для участников конференции это был ещё не конец, они переместились в Музей экслибриса. А мы приняли к сведению то, что услышали, и пошли планировать на следующий год полноценную выставку, адресованную широкой публике и (как нетрудно догадаться) посвящённую книжным знакам:)

Смеем надеяться, что и в стенах Исторической библиотеки, и на страницах нашего ЖЖ эта тема ещё будет продолжена.