?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мы продолжаем наши заметки, посвящённые организации личной библиотеки, и вступаем в очень интересную, хотя и слегка запутанную область систематизации. Запутанной она является потому, что единого мнения на этот счёт не существует. С момента, когда библиотекари и библиографы разных стран задумались о наилучшей классификации знаний, были предложены разные подходы к решению этой проблемы. Начнём с основополагающих принципов. Л.Б. Хавкина пишет:
«Классификация должна быть логичной и ясной и охватывать все отрасли человеческого знания. Каждая книга должна найти в ней определенное место, и такие отделы, как «смесь» или «книги разного содержания», которыми еще полны каталоги старых библиотек, совершенно недопустимы».
Каким путём это достигается применительно к книге? Каждой книге присваивается индекс – цифровое и/или буквенное обозначение, которое также заносится в отдельную графу инвентаря. Все записи о книгах образуют систему, построенную по определённому принципу. В основу системы ложится каталог, о котором речь пойдёт позже. Владелец библиотеки, таким образом, имеет возможность увидеть как пробелы в этой системе, так и количество хранящихся у него книг, посвящённых той или иной теме. Такой подход достаточно прост и ясен. Однако при переносе этого принципа в практическую сферу возникает первое «но». Касается оно расположения книг на полке, которые могут, в зависимости от своего формата и назначения, стоять совсем не так логично и стройно, как карточки в каталоге.
«При классификации книг нужно иметь в виду удобное внешнее обозначение отдела… Для библиотечной… классификации необходимо, чтобы обозначение показывало не только «что это за книга», но в то же время «где она стоит». Американцы называют это классификацией на полках».
Иными словами, желательно, чтобы каждая книга была встроена в логический ряд в соответствии с отраслями знания и при этом её легко можно было найти на полке. На практике это означает, что индекс, который мы присваиваем книге, должен быть двойным – или, по крайней мере, нести двойную функцию. Как это осуществить? Современные книги сами дают нам подсказку, поскольку на обороте титульной страницы в них напечатано правильное библиографическое описание (автор, заглавие, место и год издания, название издательства и количество страниц) и то, о чём мы ведём речь – индексы УДК и ББК, а также авторский знак книги. Всё это, вместе взятое, указывает на место книги в системе знаний и даже на её вероятное место на полке.

Пример:
Индексы

Об индексах УДК и ББК мы рассказывали в одном из первых выпусков «Нашего бронепоиска». Напомним вкратце, что УДК – это Универсальная десятичная классификация, созданная в начале 20 века. Её предтечей была Десятичная классификация Дьюи (ДКД), которая родилась в США и до сих пор активно там используется. УДК и ДКД во многом схожи, но УДК по широте распространения справедливо считается международной. Индексы ББК – Библиотечно-библиографической классификации – это, так сказать, «российский продукт». По принципам ББК построены каталоги бывшей Ленинки, нынешней Российской государственной библиотеки. Собственно, там она и разрабатывалась.
В пособиях и статьях начала 20 века активно пропагандировалась Десятичная классификация Дьюи. Американский библиотечный опыт в те годы по праву считался передовым, и библиотекари во многих странах перенимали американские достижения. Тут опять уместно процитировать Л.Б. Хавкину:
«Согласно системе Дьюи, круг знаний разделен на 10 отделов…, обозначаемых цифрами от нуля до девяти. Каждый отдел разделяется на десять подотделов, также обозначаемых цифрами от нуля до девяти; каждый подотдел тем же порядком делится на десять групп. В основу обозначения книги принимается трехзначное число, в котором первая цифра слева соответствует отделу, вторая – подотделу, третья – группе. Например, 636 означает 6 отдел (прикладные науки), 3 подотдел (сельское хозяйство), 6 группа (скотоводство), и все книги по скотоводству, имеющиеся в библиотеке, будут носить классификационный нумер 636. Если библиотека маленькая и ей не нужно пользоваться дроблениями сельского хозяйства, то она все книги по земледелию, скотоводству, лесоводству и т. д. отнесет в 630 – сельское хозяйство вообще. Нулем обозначается первый отдел общего характера, и нуль в конце трехзначного классификационного нумера всегда означает «вообще»… Дробление может производиться и еще дальше; тогда трехзначное число принимается за целое, после него ставится точка, и дальнейшие цифры… считаются десятичными дробями…»
Все пропагандисты системы Дьюи, чтобы не быть голословными, приводят в своих пособиях схему классификации. Приведём её и мы.

ДКД1

ДКД2

ДКД3

По этой схеме более-менее понятно, к каким отраслям знания отнести ту или иную книгу. Для тех, кому такая система кажется слишком сложной, Хавкина приводит альтернативный вариант.
«Для небольших библиотек элементарного типа… пригодна по легкости применения так называемая Оснабрюкская система. В ней каждый отдел (кроме первого) обозначен заглавной буквой своего названия и потому обозначение легко запоминается: И- история, Р – ремесла и т. д., а отделы расположены в алфавитном порядке этих букв. <…> В каждом отделе Оснабрюкской системы нумерация начинается с единицы. Книга обозначается буквой своего отдела и нумером по порядку: М1, М2, М3… М14, С1, С2… С33. На журналах шифр не обозначается, они ставятся на полке по алфавиту, в порядке заглавий… Если же, наоборот, при росте библиотеки приходится дробить отделы, то нужно к прописной букве приставить строчную, напр., Еф (отдел естествознания, подотдел физика). Для значительного дробления эта система, однако, неудобна».
Похожую буквенную систему описывает и Мэри Племмер:
«Вторая американская система – т. наз. «растяжимая» система Куттера. Несмотря на все свои достоинства, десятичная система имеет один… недостаток – некоторую искусственность деления. Отделы по своему объему бывают очень различные, а между тем все их приходится волей-неволей делить на десять под-отделов. Куттер, желая избегнуть этого, употребляет вместо цифрового обозначения буквенное. Отдел или класс обозначается прописной буквой, напр., класс А – «Книги общего содержания»; под-отделы обозначаются буквами строчными; таким образом каждый класс можно разделить на сколько угодно под-отделов, напр., Ар – периодические издания, Аа – адресные книги и т. д.»
В качестве примера можно привести систему шифров, принятую в справочно-библиографическом отделе ГПИБ. В её основу была положена классификация Дьюи, к которой были добавлены параллельные ряды и буквенная индексация (С - словари и энциклопедии, Т - марксизм-ленинизм, У - отрасли знания). По рассказам ветеранов, в разработке классификации принимал участие выдающийся советский библиограф Николай Васильевич Здобнов (1888-1942), который работал в научно-библиографическом отделе ГПИБ с 1939 по 1941 гг., вплоть до своего ареста в июле 1941 г.
Шифры СБО ГПИБ состоят из двух частей. Упомянутые С, У и Т с добавлением цифр указывают на тот или иной раздел. Это то, что стоит в числителе; в знаменатель идут авторские знаки, назначение которых – показывать место книги на полке.

1797295_599240066835775_744548649_n

«Все книги однородного содержания, - пишет Хавкина, - получают одинаковый классификационный нумер; для расстановки на полках они должны, кроме того, еще иметь другое обозначение. По одному способу их можно нумеровать в порядке поступления в библиотеку. В таком случае шифр книги пишется в виде дроби, где числитель – классификационный №, а знаменатель – ея № по порядку поступления, напр., 809/1, 809/2. Другой, более совершенный способ заключается в применении, вместе с десятичной системой классификации, авторских таблиц Кёттера…»
Куттер (как он назван у М.Племмер) или Кёттер (как пишет Хавкина) – это современник обеих дам, видный американский библиотековед Чарльз Эмми Кеттер (Cutter, 1837-1903). Упомянутые выше авторские знаки – его изобретение. Суть его метода состоит в том, что все фамилии, допустим, на «А» обозначаются этой буквой, а все последующие буквы фамилии передаются с помощью цифр. Например, просто «А» обозначается как А11, буквосочетание «Аб» - как А13 и так далее, в порядке алфавита и математических чисел. Иными словами, если наша книга называется «А роза упала на лапу Азора», мы должны присвоить ей авторский знак А11. А если автор нашей книги носит фамилию Абрамов, то А13. Л.Б. Хавкина пропагандировала авторские знаки Кеттера не менее активно, чем Десятичную классификацию Дьюи. Таблицы авторских знаков Кеттера ориентированы на латиницу, а Любовь Борисовна создала такие же таблицы для кириллического алфавита. Называются они «Эластичные таблицы авторских знаков для кириллицы и латиницы» и позволяют зашифровать кеттеровским способом любую кириллическую книгу.
Итак, мы присваиваем книге индекс, показывающий её место в общей системе знаний, а также место на полке. Для первой цели мы используем любую из понравившихся классификационных систем (в крайнем случае можно придумать и свою), для второй цели как нельзя лучше подходят таблицы авторских знаков. На этом второй этап создания личной библиотеки заканчивается. Впрочем, нет. Процесс систематизации придётся повторять каждый раз, как вы захотите добавить к вашей библиотеке новые, недавно приобретённые книги. Есть и ещё один нюанс. Для удобства изложения мы разделили весь процесс упорядочивания книг на этапы, но в строгом смысле слова это не совсем верно. Процесс создания каталога будет идти параллельно с процессом систематизации. Но подробнее о каталоге мы поговорим в следующем посте.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Oct. 25th, 2014 02:48 am (UTC)
Практические советы по созданию личной библиотеки, ча
Пользователь rbvekpros сослался на вашу запись в своей записи «Практические советы по созданию личной библиотеки, часть 2» в контексте: [...] Оригинал взят у в Практические советы по созданию личной библиотеки, часть 2 [...]
( 1 comment — Leave a comment )