?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В зале периодики ГПИБ вниманию читателей представлена книжно-журнальная выставка, приуроченная к 110-летию начала Русско-японской войны 1904-1905 гг. В конце XIX — начале XX вв. складывалась новая система международных отношений. В условиях мирового экономического кризиса Дальний Восток и бассейн Тихого океана стали объектами притязаний европейских держав и США. Наибольшей остроты борьба за сферы влияния в Китае и Корее достигла между Россией и Японией.

IMG_20140211_161754

Основная идея экспозиции - представить войну глазами ее непосредственных свидетелей, среди которых военнослужащие, сестры милосердия, военные корреспонденты, художники. Большинство представленных изданий посвящены трагическим для России этапам войны: поражениям у Ляояна, под Мукденом. Продолжавшийся семь месяцев поход Тихоокеанской эскадры на под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского на Дальний Восток закончился катастрофой: флот был разгромлен в Цусимском проливе, и это решило исход войны. В июле-августе 1905 г. в Портсмуте (США) глава русской делегации, председатель кабинета министров С.Ю. Витте подписал мирный договор, по которому Россия признала Корею сферой влияния Японии, уступила ей Южный Сахалин и права на Ляодунский полуостров. Русская армия потеряла 400 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Потери японской армии — 135 тысяч убитых и раненых.

IMG_20140211_162537

Вниманию читателей предлагаются дневники, воспоминания, записки участников и очевидцев событий, изданные в России за период с 1904 по 1914 годы, а также корреспонденции и художественные зарисовки, опубликованные в журнальной периодике сторон во время боевых действий. Весьма интересна попытка формирования общественного мнения, предпринятая в Русско-японскую войну 1904-1905 годов. Диалог власти с обществом, но диалог на неверных основаниях, привел, в итоге, к весьма печальным последствиям. Во многом именно провалившаяся попытка правящих кругов продемонстрировать русскому обществу «маленькую победоносную войну» сыграла свою роковую роль в дальнейшем восприятии власти. На русское общество повлияли не только неудачи как таковые, но и ложь правительства, ставшая слишком явной. Во время русско-японской войны власть впервые предприняла сознательную и крупномасштабную попытку формирования общественного мнения, а именно - попытку создания позитивного образа войны. Основным каналом для обработки общественного сознания послужила пресса, в первую очередь газеты - как официальные органы, так и монархические и либеральные повременные издания.

IMG_20140211_162216

Надо сказать, что опыт привлечения СМИ при освещении такого трагического события, как война, не был первым - корреспонденты газет присутствовали, например, на полях Русско-турецкой войны 1877-78 гг., но впервые этот опыт был настолько масштабным - при русских армиях во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. было аккредитовано 102 русских и 38 иностранных корреспондентов. Среди отечественных были известные писатели, публицисты, военные деятели. Так, для «Русского Слова» писали Вас.И. Немирович-Данченко и Н.Г. Гарин-Михайловский, для «Восточного Обозрения» и «Русских Ведомостей» - Н.А. Немирович-Данченко (племянник Вас.И. Немировича-Данченко, поручик запаса артиллерии), для «Правительственного Вестника» - В.А. Апушкин (военный журналист, подполковник военно-судебного ведомства) и С. Добровольский (полковник Генерального штаба), для «Нового Времени» - В.Л. Кинг-Дедлов и И.А. Ладыженский (полковник в отставке) и т. д. Отметим, что пропаганда войны не была однозначным «произведением» правительства. Позитивный подход в освещении войны соответствовал не только позиции правящих кругов, но и настроениям в самом обществе. Япония, представлявшаяся ничтожным, «варварским» противником, «желтолицым карликом», с точки зрения россиян должна была пасть под первыми же ударами героической русской армии и флота. Оценка нападения на Порт-Артурскую эскадру без объявления войны как «коварного», «подлого» только усиливало эти настроения. «Япошки», посмевшие оскорбить Россию, должны были получить соответствующее наказание в прессе.

IMG_20140211_161946

В итоге первоначальный отклик общества на войну - это «ура-патриотизм», негодование на врага, желание как можно быстрее его разгромить. Антияпонские, «ура-патриотические» мотивы с началом войны активно зазвучали со страниц газет, они же демонстрировались в ходе многочисленных манифестаций, демонстраций, вокально-литературных вечеров, адресов на Высочайшее имя и на имя командующего Маньчжурской армии А.Н. Куропаткина и т. д. Отметим также, что усилия правительства по формированию общественного мнения не были безрезультатными; в ряде случаев они имели весьма долговременный эффект (пример тому – «Варяг», чей подвиг начали воспевать во время войны и продолжают воспевать и сто лет спустя), в других — способствовали тому, что общество даже после неудач и отступлений продолжало оставаться в плену иллюзий относительно русской армии и флота и/или ее военачальников (особенно А.Н. Куропаткина). Однако общая стратегия изображения войны исключительно в «розовом цвете» оказалась для правительства гибельной - когда масштабы поражений и разгрома оказалось невозможно уже более скрывать (как в случае с падением Порт-Артура), общество впало в состояние шока, полностью утратив и доверие к правящим кругам, и само желание и готовность продолжать войну. Данная тенденция усиливалась еще и тем, что война принесла населению страны, особенно Сибири и Дальнего Востока, реальные трудности. Проблемы, вызванные войной (от невозможности оказать должную помощь раненым и семьям погибших до катастрофического роста цен и продовольственных кризисов) сразу оказались в центре общественного внимания и не сходили со страниц газет всю войну. С весны 1905 г. осознание того, что война может превратиться в экономическую катастрофу, стало главным аргументом за ее прекращение, и активно использовалось в идеологической борьбе сначала региональной, а позже и центральной прессой. Произошло и общее «полевение» средств массовой информации: практически все издания, кроме откровенно монархических, стали выступать за немедленное прекращение войны и проведение внутренних реформ. В качестве главного виновника тяжелых поражений России пресса называла существующий государственный строй. Весьма характерной, в этой связи, была и эволюция «образа врага» - Япония из «желтолицего карлика» превратилась в достойного и сильного противника, с армией европейского уровня. Более того, после падения Порт-Артура, а особенно после Мукдена и Цусимы на роль врага в глазах общества стали претендовать уже не столько японцы, сколько русское самодержавие. На экспозиции представлены также издания зарубежной прессы, в них еще с начала войны появились публикации, раскрывавшие причины начала войны путем поэтапного освещения событий, которые привели к началу боевых действий. В российской периодике появлялись перепечатки подобных публикаций в основном из английских и итальянских газет.
В одной из таких статей на основе перечня событий, произошедших с 1903 г. по январь 1904 г. даны выводы о причинах неудачи российского флота: 1) Россия в отличие от Японии никак не подготовила театр военных действий; 2) у русского флота не было отвечающей всем требованиям военно-морской базы на Дальнем Востоке; 3) Россия не могла решить что делать – защищаться или воевать.

IMG_20140217_194315

Поскольку действия Японии играли на руку Соединенным Штатам Америки, американская пресса поддерживала действия японцев, изображая Россию образцом восточного варварства.
Графические тексты карикатур были наполнены дикого вида русскими солдатами, вооруженными ножами и пыточными плетками, и благообразными японцами, искусно сражающимися мечами. Таким образом прояпонские и антирусские настроения получили четкое выражение и были закреплены посредством конструирования образов варварской России и цивилизованной Японии.

IMG_20140217_194107

Позже в американской периодике происходит постепенное отступление от прояпонского курса, поскольку после поражения России Япония начинает рассматриваться как противник США в экспансии на Дальнем Востоке. В противовес английской и американской прессе французские газеты были на стороне России. О степени поддержки французской прессой России говорит тот факт, что французским корреспондентам было предоставлено исключительное право на получение известий о ходе военных действий от Санкт-Петербургского телеграфного агентства.
Кроме французской прессы, прорусскую кампанию проводила и чешская пресса. Чешские периодические издания уделяли большое внимание русско-японским отношениям, которые занимали одно из центральных мест в отделе зарубежных новостей и были частым объектом аналитических статей и пространных комментариев. Освещение данной проблематики отличалось доброжелательным тоном по отношению к России, что было характерно не только для газет, имевших устоявшуюся русофильскую репутацию, но и для изданий, занимавших критическую позицию по отношению к политике российских властей.

Выставка открыта до конца февраля. Уважаемые читатели, обращаем ваше внимание на то, что в апреле 2014 г. ГПИБ предложит вашему вниманию экспозиции, посвященные столетию первой мировой войны. И, конечно, напоминаем: любое представленное на выставке издание вы можете заказать из книгохранения или фонда периодики Исторички.
Авторы экспозиции — сотрудники отдела периодики ГПИБ Н.Шамшина и Н. Уварова.

Использованная литература:

Айрапетов О.Р. Пресса и военная цензура в русско-японскую войну // Русско-японская война 1904-1905 гг. Взгляд через столетие. Международный исторический сборник. - М., 2004. - С. 341-354.
Смородина В.А. Русско-японская война в иллюстрированных изданиях // Русско-японская война 1904-1905 гг. Взгляд через столетие. Международный исторический сборник. - М., 2004. - С. 323-340.
Фонд: КХ, шифр: Н 104/315

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Feb. 24th, 2014 05:09 pm (UTC)
Русско-японская война (1904-1905) глазами участников и очев
Пользователь voencomuezd сослался на вашу запись в записи «Русско-японская война (1904-1905) глазами участников и очевидцев» в контексте: [...] не изменилось. Оригинал взят у в Русско-японская война (1904-1905) глазами участников и очевидцев [...]
( 1 comment — Leave a comment )