?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Одним из ценнейших собраний фондов ГПИБ является Щаповская коллекция, переданная в ГПИБ из ГИМа вместе с библиотекой Черткова. Коллекция Щапова насчитывает около 40 тысяч экземпляров, и это с учетом того, что все старопечатные издания собрания остались в Историческом музее. Особенно ценен подбор книг по русской художественной литературе, изданных в XYIII – первой половине XIX века. По содержанию библиотека Щапова поражает своей энциклопедичностью: нет той отрасли знаний, которая не была бы в ней представлена. Это объясняется стремлением коллекционера собрать все книги определенного хронологического периода. Кем же был создатель такого удивительного собрания?
Имя Павла Васильевича Щапова незаслуженно остается в тени других известных собирателей XIX века. В чем-то он был типичным представителем «эпохи коллекционеров», но во многом отличался от своих увлеченных коллег. И в первую очередь тем, что собирательство для Щапова стало – в самом прямом смысле – вопросом жизни и смерти.

щапов2

Павел Васильевич Щапов родился в 1848 г. в семье фабриканта-старообрядца, приехавшего в Москву из Ростова Великого и прошедшего путь от управляющего бумазейной фабрикой Соколова до владельца этой фабрики и потомственного почетного гражданина г. Москвы. В середине XIX века многие «купеческие сыновья» вырастали коллекционерами и библиофилами – достаточно вспомнить историю Алексея Ивановича Хлудова, тоже выходца из семьи старообрядцев, тоже сына фабриканта и, к слову, приятеля и наставника Щапова в деле собирательства книг. Павел Васильевич, в отличие от Хлудова, семейным производством не интересовался, окончил вольным слушателем историко-филологический факультет Московского Университета, а после смерти отца продал свою долю в отцовской фабрике братьям. Сначала коллекционирование Павла Васильевича носило случайный характер – он лишь следовал примеру Хлудова, но с 1877 года Щапов занялся собирательством всерьез.
По смерти отца Щапов с братьями Ильей и Петром унаследовали капитал по несколько сот тысяч рублей на каждого. Старшие братья, выполняя желание отца, образовали общую фирму «Братья Петр и Илья Щаповы», просуществовавшую до 1918 года.

дедушка
«Видел во сне дедушку Ив[ана] Вас[ильевича]. Июля 19, Воскресенье» Надпись на книге из библиотеки П.В.Щапова.

Павел Васильевич служил в Думе, состоял попечителем двух школ, охотно оплачивал обучение малоимущих студентов. В семейных хрониках говорится: «Павел Васильевич, младший брат, был красавец. Очень молодым получил он выдел от отца, женился в 17 лет тоже на красавице-дворянке Зинаиде Петровне Хавской, купил дом в модной части Москвы, на Поварской, завел лошадей, жил красиво, но быстро прожил свое состояние, развелся с женой и сошелся с её сестрой Лидией. Его, безденежного, братья взяли на свое содержание и дали на своем участке домик, выходивший в Демидовский переулок. Он жил здесь тихо, увлекался собиранием книг…» Следует отметить, что «безденежье» Щапова было-таки весьма относительным. К моменту развода (1877 г.) у него уже имелась неплохая библиотека. И в дальнейшем он вполне мог тратить немалые средства на приобретение книг и даже на перестройку дома (о которой речь пойдет ниже). Во время второго свадебного путешествия по Франции и Италии Павел и Лидия Щаповы приобрели в монастыре св. Лазаря в Венеции книгу за 1000 франков.
По возвращении в Москву Щапов приступил к осуществлению своего замысла создания большой библиотеки. Он мечтал собрать все книги русского печатного и издательского дела, начиная от Ивана Федорова и до 60-х годов XIX века. Верхняя хронологическая граница объяснялась тем, что после 60-х годов каждую книгу можно было найти в Румянцевской библиотеке (ныне РГБ). Да, система обязательного экземпляра, в настоящее время находящаяся в весьма неопределенном положении в связи с ликвидацией Книжной Палаты, действовала в России с середины XIX века. Несмотря на личные материальные затруднения, Павел Васильевич, обеспеченный братьями, считался состоятельным человеком, и книжники-антиквары охотно вступали в ним в контакт.
Павла Васильевича Щапова нельзя было назвать библиофилом «Геннадиевского толка» (по имени собирателя русских книжных редкостей Григория Николаевича Геннади), он дорожил книгой не потому, что она редка, а потому что необходима для научных и литературных занятий, содержательна, поучительна и интересна. И вновь стоит вспомнить А.И.Хлудова, щаповского наставника, считавшего доступность книжной коллекции для любого интересующегося одной из главных составляющих её, коллекции, ценности.

паризина

Но, в отличие от Хлудова, П.В. Щапов старался приобретать то, что легко зачитывалось и обычно не переходило от поколения к поколению. Он не пренебрегал азбуками, учебниками, песенниками. Его коллекцию пополняли книги на церковнославянском языке, как старопечатные, так и гражданской печати – и тут же приобретались книжные и лубочные гравюры. Особое внимание Щапов уделял всем провинциальным изданиям, даже вышедшим после 1860-х годов, справедливо полагая, что их находить труднее, чем книги столичных издательств.
Библиотеку свою в доме, предоставленном братьями, П.В.Щапов оборудовал тщательно: она занимала большой зал и несколько кабинетов. Окна зала были фальшивыми: оконные проемы были заложены кирпичом, чтобы солнечный свет не мог повредить книгам. Шкафы были со стеклами и всегда запирались на ключ. Была в библиотеке и особая лестница, сделанная на заказ: передвижная, со ступеньками на обе стороны и широкой площадкой наверху, где спокойно могли расположиться два взрослых человека.

Щапов дом
Дом в Большом Демидовском переулке. Окна второго этажа прорублены гораздо позже, на первоначальном плане постройки видны только декоративные ниши.

Щапов никогда не отказывался от приобретений появлявшихся в продаже частных коллекций, даже если они лишь частично пересекались со сферой его интересов. Так произошло с библиотекой «отца русского славянофильства» О.М.Бодянского, которую по смерти владельца приобрел букинист Астапов. Щапов выдал Астапову недостающие для выкупа 800 рублей, поименовав их «простым задатком», и отобрал себе книги на сербском языке. В библиотеке Щапова 204 названия сербских изданий – по всей видимости, принадлежавших Бодянскому, на 99 из них имеются владельческие признаки коллекции Бодянского.

чуж влад
Книга из библиотеки Щапова с владельческими признаками других частных библиотек.

Самым последним приобретением Щапова был ряд редких книг из библиотеки А.Ф.Смирдина (библиотеки для чтения, основанной В.А. Плавильщиковым и продолженной его преемником Смирдиным). Приобретал эти издания Щапов через рижского книжника Н. Киммеля – Павел Васильевич работал с его каталогами до самой смерти, а заказанные у Киммеля издания получали уже его братья, Петр и Илья, и вдова Лидия. Книжная страсть владела Павлом Васильевичем всецело, порой превращаясь в манию, отнимала не только силы, но и здоровье.
Собственно, с букинистом Астаповым и связана трагическая история, приведшая к смерти П.В. Щапова.
Издатель Суворин попросил Астапова достать ему на один месяц «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева в подлинном знаменитом издании 1790 года для перепечатки с сохранением всех особенностей оригинала. Астапов отказывался, Суворин обещал в подарок экземпляр нового издания, и старый букинист не выдержал. Он обратился с просьбой к Щапову, который нехотя, но книгу дал, и дал без расписки. Прошел год, Суворин книгу так и не вернул. В 1888 г., в феврале, Щапов получил из Петербурга анонимную телеграмму, сообщавшую, что его Радищев пропал – и впал в полнейшее отчаянье. Суворин прислал своего помощника, предлагая за утерянную книгу 500 рублей и обещая разыскать другой такой же экземпляр. Выяснились подробности: книга была утрачена из-за халатности наборщиков, для быстроты расшивших подлинник по листам, которые потом попали в макулатуру. Через других букинистов Суворин начал искать замену утерянной книге; но присылали только зарубежные издания. Наконец, из Полтавы привезли вроде бы подлинный экземпляр 1790 года, причем продавать книгу приехала вся семья, драгоценное издание было уложено в бархатный чехол… увы, издание оказалось бракованным, с добавленными, допечатанными позднее, листами. Суворин смог найти еще один экземпляр, хотя тоже с недостатками – в новом переплете с золотым обрезом, но, казалось бы, ситуация разрешилась, ко всеобщему облегчению: Щапов был удовлетворен. Однако все переживания привели Павла Васильевича Щапова к психическому расстройству и 6 июля 1888 г. в возрасте 40 лет он скончался.
Еще при жизни Щаповым было составлено духовное завещание на библиотеку. Букинист Шибанов предлагал вдове 45 тысяч рублей за все собрание, но книжная коллекция вместе с инвентарями, каталогами, шкафами и даже той самой лестницей поступила в Исторический музей и стала, наряду с библиотеками Черткова и Барятинского, третьей составляющей библиотеки Исторического музея, впоследствии переданной в ГПИБ.
Книги из коллекции Петра Васильевича Щапова и сейчас доступны всем заинтересованным читателям. Их отличают переплеты, большей частью старинные, многие – с золотым тиснением. Отличительный признак Щаповской коллекции – белые наклейки вверху корешка, с обозначением печатного порядкового номера – по этим номерам книги были расставлены в особняке Щапова. Впрочем, похожие наклейки характерны и для других частных библиотек того периода (можно привести в пример библиотеку князя А.Н. Голицына).

общ вид
Книги из библиотеки П.В.Щапова.

общ вид2
Щаповский суперэкслибрис

Экслибрисы Щапова существуют в двух видах:

экс1

экс2

Особо редкие и ценные книги штемпелей не имеют.

…А дом в Большом Демидовском переулке пребывает в запустении. Говорят, что это место проклято из-за сошедшего с ума коллекционера, для которого «Путешествие из Петербурга в Москву» оказалось дороже самой жизни.

Использованная литература:
Щапов Я.Н. К истории городской усадьбы Щаповых в Москве // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 12 (28). - М., 2006.
Ильинская А.В. Библиотека П.В.Щапова // Сокровищница книги. Сборник научных трудов ГПИБ.- М., 2002.

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
mu_pankratov
Mar. 29th, 2014 07:02 am (UTC)
Интересно, спаси Христос!
gpib
Mar. 29th, 2014 07:05 am (UTC)
Спасибо, мы стараемся!
mu_pankratov
Mar. 29th, 2014 07:43 am (UTC)
Так как -Щапов и Хлудов мои- одноверцы, то поведаю Вам о тонкостях "волшебных слов" в среде староверцев. До раскола, на Руси, в знак благодарения, говорили токмо -"Спаси Христос" или "Благодарю", в ответ отвечали- "Во славу Божию". Во время реформ Никона, большая часть духовенства- воспротивилась и стали завозить попов из Украины (как раз произошло объединение, Украина уже тогда была под- "щепотью")Вместе с собой, они привезли традицию- "Спаси Бо" взамен "Спаси Христос"... сейчас мы понимаем что ето усеченное на хохляцкий прононс )))- "Бог-Бо", но староверы етого не приняли. Особливо комично при выражении- "Спасибочки", как бы идет пожелание- спасения от бочки...
Простите Христа ради, пишите почаще! )))
gpib
Mar. 29th, 2014 08:38 am (UTC)
Ну, мы Вам, конечно, по-современному ответили, зато от чистого сердца :)
mu_pankratov
Mar. 29th, 2014 08:41 am (UTC)
Да енто понятно ))) ето я так, для информации.
livejournal
Mar. 29th, 2014 07:03 am (UTC)
Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге
Пользователь mu_pankratov сослался на вашу запись в записи «Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге» в контексте: [...] Оригинал взят у в Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге [...]
livejournal
Mar. 29th, 2014 09:48 pm (UTC)
Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге
Пользователь belovetc сослался на вашу запись в записи «Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге» в контексте: [...] Оригинал взят у в Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книге [...]
Irina Semenova
Apr. 28th, 2014 06:15 am (UTC)
Re: Павел Васильевич Щапов (1848 - 1888): жизнь, отданная книг
По-моему, каждый любитель книги поймёт Щапова!
( 8 comments — Leave a comment )