?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Помимо множества удивительных и ценных коллекций, попавших в наши фонды из библиотеки Исторического музея, в ГПИБ имеется ещё один большой пласт книг, поступивших из другого источника. Имеется в виду Объединённая библиотека Институтов красной профессуры (сокращённо – ИКП), очень интересного и не до конца изученного вуза, действовавшего в первые годы советской власти. Что же преставляли из себя ИКП?

Об учреждении институтов по подготовке Красной Профессуры.
1. Учредить в Москве и Петрограде Институты по подготовке Красной Профессуры для преподавания в высших школах Республики теоретической экономии, исторического материализма, развития общественных форм новейшей истории и советского строительства.
2. Установить число работающих в Институтах Красной Профессуры для Москвы в 200 и для Петрограда 100.
3. Поручить Народному Комиссариату по Просвещению приступить в срочном порядке к организации указанных институтов.
4. Обязать все Советские учреждения оказывать всемерное содействие Народному Комиссариату по просвещению в деле скорейшей организации указанных институтов.
Подписали:
Председатель Совета Народных Комиссаров В.Ульянов (Ленин).
Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Н. Горбунов.
За секретаря Гляссер.
11 февраля 1921 г.
Распубликован в № 34 Известий Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 16 февраля 1921 г.

Этот официальный указ о создании ИКП, фактически, свидетельствует о том, что в высших партийных эшелонах власти появилось осознание острой потребности в новых научных кадрах, которые были бы воспитаны в духе коммунистических идеалов. И вскоре Институт красной профессуры нашёл себе пристанище на Остоженке, в доме 53, в здании бывшего Лицея Цесаревича Николая.

ИКП037
Условия приема на подготовительное отделение Института красной профессуры // Большевик. – 1927. – № 9. Первый разворот.

Основной целью Института было создание в срочном порядке прочного и широкого слоя «красных профессоров». Предшественников или аналогов этого явления в российской системе образования не существует. Преемственность научного метода идёт, скорее, по другой, менее явной линии: у истоков создания ИКП стоял один из создателей советской образовательной системы, ученик В.О. Ключевского и сам крупный историк Михаил Николаевич Покровский (1868-1932). Он же является первым ректором Института.
Вот как описывает своё поступление в ИКП один из его первых слушателей, историк А.И. Гуковский:
«Вернувшись в Москву [в 1920 г.], снова всё свободное время отдавал книгам. Они стояли в хороших шкафах, в образцовом порядке, а в голове воцарялся сумбур. Чем больше читал, тем ясней понимал, что на одном самообразовании далеко не уедешь, что необходима система, школа. <…>
Набор в Институт происходил на три отделения (их называли тогда «циклами») : экономическое, философское и историческое. Всего предполагалось принять человек 50-70. Срок обучения трехгодичный… Принимались, как правило, только лица с высшим образованием. Поступающие на историческое отделение сдавали четыре экзамена: по русской истории, политической экономии, историческому материализму и всеобщей истории. Основным был экзамен по русской истории. Экзаменовал… сам М.Н. Покровский, и все побаивались, столпившись перед дверью. Кто-то советовал или острил: на любой вопрос отвечайте – причина в изменениях хлебных цен. Но советом никто, кажется, не воспользовался».

Другой "икапист", А.Л. Сидоров, в своих воспоминаниях признаётся: «Без преувеличения скажу, что приёмные испытания в институт были трудны. За короткий срок следовало сдать весь позднейший «кандидатский минимум» по философии, политической экономии, по отечественной и всеобщей истории».
Чуть ниже он поясняет причины подобной строгости:
«Институт был научным учреждением, готовившим кадры коммунистов для самостоятельной научной работы во всех отраслях общественной науки. Там не было ничего, напоминавшего школярство, - ни лекций, ни экзаменов. Семинарские занятия, на которых обсуждались доклады слушателей, контролировали ход их самостоятельной подготовки и являлись показателем их научных успехов. Неплохо было поставлено изучение языков. Обращалось большое внимание на практическую работу слушателей: преподавание в вузах и сотрудничество в журналах и газетах, судя по склонности и опыту каждого. Это было учреждение, где наука и практика были тесно связаны, практическая работа находилась под серьёзным контролем партийной организации».
В такой вот обстановке и ковались первые исключительно «советские» научные кадры. К этой задаче ИКП чуть позже прибавилась другая – готовить «мобильный кадровый резерв» партии для всех отраслей управления жизнью СССР. Структура ИКП постепенно разрасталась и в конце концов стала довольно разветвлённой: в неё входили сеть отраслевых институтов и механизмы партийного управления. Однако в 1930-х годах многие бывшие «икаписты» подверглись террору и были уничтожены. Сам ИКП был расформирован и прекратил существование в 1937 г.
Наличие разветвлённой структуры отраслевых институтов подразумевает и наличие специализированных библиотек. К моменту ликвидации в собственности Институтов красной профессуры находилось несколько таких библиотек. В «Докладной записке А.И. Стецкого в Оргбюро ЦК ВКП(б)» за 11 февраля 1938 года перечисляются следующие из них: библиотека Историко-партийного ИКП, ИКП философии, ИКП Совправа, Экономического ИКП, ИКП Мирового хозяйства и Аграрного ИКП. Книжное имущество этих библиотек колебалось в пределах от 30 до 100 тысяч томов и после расформирования Институтов было передано разным научным и педагогическим учреждениям. Самая крупная из них – Объединённая библиотека ИКП, располагавшаяся в уже упомянутом доме № 53 по Остоженке, – насчитывала 300 тысяч томов.

ИКП015

Внутри этой библиотеки существовала система распределения литературы по кабинетам – их штемпели сохранились на отдельных книгах. Параллельно со штампами ИКП на книгах также попадаются штампы библиотеки Народного Комиссариата просвещения, объединившей фонды нескольких дореволюционных учреждений – библиотеки Николаевского лицея, Московского педагогического собрания, а также часть библиотек Государственной думы и газеты «Речь». С 1923 года Объединённая библиотека ИКП получала обязательный экземпляр.

ИКП014

В этой связи нелишне будет отметить специфическое отношение к белогвардейской литературе, которая свободно поступала в фонды библиотек ИКП. А.И. Гуковский в своих воспоминаниях особо отмечает этот факт: «Литература белоэмигрантов в те годы широко использовалась для их разоблачения… документально установлено, что никто иной, как сам Ленин, настаивал на широком использовании белогвардейской литературы. Не удивительно, что многие из этих книг стали у нас переиздаваться. Научная критика такой литературы, умелое использование её в политической борьбе были важной задачей советских историков, и ученики М.Н. Покровского внесли свой вклад в её решение». После этого пассажа уже не вызывает удивления обилие белогвардейской литературы со штампом библиотеки ИКП, стоящей на шифрах ЭР. ЭР - шифр из отдела Русского Зарубежья ГПИБ, созданного в 1991 году на основе изданий из ликвидированного спецхрана Исторички. Спецхран работал на протяжении всего советского периода существования ГПИБ, и помимо попадавших туда русских эмигрантских изданий, в него были отобраны и книги 20-х годов, первоначально стоявшие в книгохранении. Но тут мы забегаем вперёд.
В 1937 г., в связи с ликвидацией ИКП, встал вопрос и о судьбе Объединённой библиотеки. К тому моменту библиотекой ИКП в течение 11 лет заведовал Иван Григорьевич Семёнычев. Именно ему принадлежит счастливая мысль о создании публичной исторической библиотеки «путём слияния библиотеки ИКП и библиотеки Исторического музея в особом большом здании». Вот как пишет об этом Семёнычев в личных воспоминаниях:
«В декабре 1937 г. я пошел к Н.К.Крупской и поделился с ней своими мыслями о создании публичной исторической библиотеки путем слияния двух библиотек. Надежда Константиновна сразу одобрила мою мысль. Но вопрос о здании её тревожил. «Это замечательная идея - говорила она, - но здание мы не получим». Убедившись ещё больше в правильности своей мысли, я решил написать о создании публичной исторической библиотеки т. Сталину, что и сделал в конце декабря 1937 года. Ждал с волнением и нетерпением результата. Наконец в 20-х числах января 1938 г. мне позвонили из Ц.К. ВКП(б), чтоб я пришел поговорить по вопросу о библиотеке. В ЦК, в Отделе агитации и пропаганды мне сказали, что моя мысль о создании публичной исторической библиотеки на основе слияния библиотеки ИКП и библиотеки Исторического музея товарищем Сталиным в принципе одобрена».

Семенычев И.Г.
И.Г. Семёнычев, заместитель директора ГПИБ в 1938-1941 гг.

Далее последовали мытарства с поиском подходящего здания. Было осмотрено и забраковано более двадцати московских строений. Но все они по разным причинам не подошли. «Наконец, - пишет И.Г. Семёнычев, - мы напали на школьное здание по Старосадскому пер., 9. Здесь помещалась школа-гигант. Осмотрев здание, мы решили на нём остановиться». С августа по декабрь 1938 г. развернулась кипучая деятельность по ремонту и переоборудованию здания, по перевозке фондов и картотек. Планы по открытию ГПИБ несколько раз срывались, переносились сроки открытия. Наконец, 20 декабря 1938 года состоялось торжественное открытие новой библиотеки, и на следующий день она уже приступила к обслуживанию читателей. Среди работников новой библиотеки – немало бывших сотрудников библиотеки ИКП. Таковы первый директор ГПИБ Н.Н. Яковлев, сам И.Г. Семёнычев, Э.Г. Витухновская и многие другие.

Яковлев Н.Н.
Н.Н. Яковлев, директор ГПИБ в 1938-1939 гг.

Интересно проследить, какие черты заимствовала новосозданная библиотека от своей предшественницы. Выше было сказано, что в библиотеке ИКП литература распределялась по кабинетам. Разрабатывая структуру Исторической библиотеки, И.Г. Семёнычев также выделяет несколько специализированных научных залов со своими подсобными фондами – это хорошо известные читателям Исторички залы истории СССР (впоследствии – отечественной истории), всеобщей истории, отдел истории книги и появившийся чуть позже кабинет Востока.
При размещении фондов ИКП использовалась систематическая расстановка, схема который была выработана библиотекой ИКП ещё в конце 1935 г. совместно с библиотекой Комакадемии. Эта схема расстановки была использована в ГПИБ при создании подсобных фондов читальных залов. Справочные издания библиотеки ИКП составили ядро и новосозданного справочного бюро. Когда подсобные фонды были укомплектованы, оставшиеся книги из фондов ИКП поступили в книгохранение. Известна и цифра – 163 тысячи томов.

ИКП039

Одна из основных черт новой библиотеки – её массовость и доступность – не была бы возможна без включения в её состав фондов ИКП. В одной из своих статей И.Г. Семёнычев подробно останавливается на этом факте: «В библиотеке ИКП основная историческая литература имеется в десятках экземпляров. Так, например, «История России с древнейших времён» Соловьёва имеется в 20 экз., «Курс русской истории» Ключевского – в 60 экз., сочинения Фукидида, Геродота, Моммзена и др. – в 30-40 экз. и т. д.».
Располагала библиотека ИКП и некоторыми редкостями. Среди них Семёнычев называет полный печатный комплект газеты Совета Парижской Коммуны 1871 г., литографированный сборник афиш и воззваний Парижской Коммуны, комплекты журналов «Колокол», «Полярная звезда», «Голоса из России», изданных за границей, первый том «Капитала» Маркса 1872 года издания, полные протоколы второго и третьего съездов РСДРП, а также сборник «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития», весь тираж которого, за исключением небольшого количества экземпляров, был сожжён по постановлению Комитета министров в 1895 году.

IMG_20140320_145308

IMG_20140320_145153

IMG_20140320_145647

IMG_20140320_145448

IMG_20140320_145533

IMG_20140320_145801

Первые работники Исторички скрупулёзно обдумывали политику новой библиотеки. Какие категории населения она должна обслуживать в первую очередь – старшеклассников и студентов, преподавателей средней и высшей школы или учёных? Насколько широким должен быть профиль её комплектования? Каким направлениям работы отдать предпочтение? Очень показательна в этом смысле «Краткая стенограмма совещания при Библиотечном Управлении НКП по вопросу об организации Центральной государственной исторической библиотеки» за 1938 год. Присутствующими на совещании бурно обсуждаются вопросы о профилях комплектования и научной работы, о сохранении «библиотек меценатов», об экземплярности, о создании отдельного филиала по обслуживанию школьников, о межбиблиотечном абонементе. Уже тогда закладывался фундамент целей и возможностей, определивших статус библиотеки на годы вперёд. И тогда же со всей очевидностью наметилось основное противоречие в работе ГПИБ, которое М.Д. Афанасьев и Е.А. Ястржембская в одной из статей формулируют так: «Статус научной библиотеки, закреплённый за ГПИБ, с самого начала предполагал обращение в неё учёных-историков. Однако приоритеты её работы были выстроены в пользу массовой пропаганды». Иными словами, библиотека постоянно вынуждена была соблюдать некий баланс, уделяя внимание обоим направлениям. «С самого своего основания Историческая библиотека фактически существовала в двух измерениях, реализуя функции массово-пропагандистские и просветительские… для чего широко использовалась новейшая историческая и политическая литература, и функции научные – предоставляя свой уникальный фонд учёным-историкам».
Позиция довольно уязвимая, но она же по законам диалектики сделала Историческую библиотеку уникальным, многопрофильным учреждением. В разные годы библиотекой была проделана огромная научная и массовая работа, включающая создание ценных библиографических указателей, помощь учёным в их научных изысканиях, популяризация и пропаганда исторических знаний. В немалой степени мы обязаны этим работникам ИКП, которые стояли у истоков создания Исторички и уже обладали ценным опытом накопления исторических знаний в условиях советской действительности.

Использованная литература:

Архивные документы свидетельствуют…: история открытия Государственной публичной исторической библиотеки (1938-1939 гг.): сб. документов / авт.-сост. К.А. Шапошников; науч. ред. М.Д. Афанасьев. – М., 2011. – №№ 1, 2, 5, 24.
Афанасьев М.Д., Ястржембская Е.А. Историческая библиотека в экстремальной ситуации // Библиотековедение. – 2001. - № 6. – С. 84-93.
Гуковский А.И. Как я стал историком // История СССР. – 1965. – № 6. – С. 76–99.
Об учреждении Институтов по подготовке красной профессуры: [Декрет Совета Народных Комиссаров от 11 февр. 1921 г.] // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. – 1921. – № 12. – С. 83.
Панова Н.К. Библиотека Института красной профессуры // Сокровищница книги: Юбил. сб. науч. тр. – М., 1987. – Ч. 1. – С. 14-18.
Разманова Н.А. Институт красной профессуры: ведущий вуз на «идеологическом фронте» 1920-1930-х гг. // Институт красной профессуры. Страницы истории: каталог кн. выставки. – М., 2009. – С. 3-6. – Рукопись. Хранится в ГПИБ.
Семенычев И.Г. Государственная историческая библиотека // Крас. библиотекарь. – 1939. – № 7. – С. 29–34.
Семенычев И. Г. Как родилась Государственная публичная историческая библиотека: из лич. воспоминаний / авт. вступ. ст., послесл., публ. И.А.Гузеева // Библиография. – 1999. – № 3. – С. 99–105.
Сидоров А. Л. Некоторые размышления о труде и опыте историка // История СССР. – 1964. – № 3. – С. 118–138.

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
rbvekpros
Apr. 5th, 2014 01:14 pm (UTC)
Спасибо за интересную статью!
gpib
Apr. 5th, 2014 01:39 pm (UTC)
Спасибо, что читаете!
livejournal
Apr. 5th, 2014 01:21 pm (UTC)
Библиотека ИКП: судьба, сотрудники и вопросы преемстве
Пользователь rbvekpros сослался на вашу запись в записи «Библиотека ИКП: судьба, сотрудники и вопросы преемственности» в контексте: [...] Оригинал взят у в Библиотека ИКП: судьба, сотрудники и вопросы преемственности [...]
toloknoff
Apr. 5th, 2014 02:05 pm (UTC)
Огромное спасибо! Очень интересно.
Отдельное спасибо за фотографии!
gpib
Apr. 5th, 2014 02:35 pm (UTC)
Не за что. По большей части, это компиляция из указанных в конце работ.
Насчёт фотографий: мы обязательно переадресуем вашу благодарность сотрудникам отдела редкой книги. Снимки всех редкостей сделаны с их разрешения.
livejournal
Apr. 5th, 2014 02:50 pm (UTC)
"Маркс каждому дает столько, сколько кто может взять"
Пользователь red_w1ne сослался на вашу запись в записи «"Маркс каждому дает столько, сколько кто может взять"» в контексте: [...] Подписался на блог Исторички [...]
( 6 comments — Leave a comment )