?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

466px-Zabelin_by_Repin

Среди бывших частных собраний, имеющих в ГПИБ выделенное хранение, - библиотека Ивана Егоровича Забелина (1820-1908) и его дочерей. Имя Забелина – самобытного историка, бытописателя русской старины и московских древностей – находится на слуху у многих. Для нас его имя примечательно ещё и тем, что Старосадский переулок, где расположена библиотека, одним своим концом выходит на улицу Забелина (бывший Б. Ивановский переулок), получившую это название в 1961 году. Это не первый объект, получивший имя в честь историка: в 1910-1931 гг. Забелинским назывался Кремлевский проезд у Исторического музея. Обе точки на карте Москвы выбраны не случайно. Впрочем, вся жизнь и работа И.Е. Забелина, рождённого в Твери, оказались тесно связаны с первопрестольной.
Иван Егорович родился в семье мелкого чиновника. Отец умер, когда сыну было 8 лет, и мать вместе с сыном перебралась в Москву. Жили на грани нищеты, прокормить сына матери было трудно, и она отдала его в Московское начальное училище Екатерининского дома Приказа общественного призрения в Преображенском. Там будущий историк проучился 5 лет, с 1832 по 1837 гг. Выйдя из училища семнадцатилетним юношей, он с помощью попечителя училища Д.М. Львова получил в Оружейной палате Кремля должность канцелярского писца 2-го разряда. На этом образование Забелина закончилось; началось интенсивное самообразование. Оно подпитывалось из двух основных источников. Первым были книги, покупавшиеся на московских рынках; вторым – архивы музея, где Иван Егорович изучил большое количество материалов о Московской Руси. Любознательному юноше покровительствовали крупные историки того времени: сначала - И.М. Снегирев, позже – П.М. Строев. Им Забелин подбирал материалы для научных публикаций. Это и была его истинная «школа», с успехом заменившая Ивану Егоровичу несколько лет высшего образования. Среди других источников его знаний биографы отмечают только курсы по русской истории, прочитанные Т.Н. Грановским на дому, в тесном кругу слушателей. Самостоятельность Забелина, его долгий и многотрудный путь в историческую науку воспитали в нём независимость суждений и ту самобытность, которую признавали за ним все читатели его сочинений. Другой характерной чертой Забелина как историка была концентрация на конкретных людях и бытовых реалиях изучаемого времени. Первая его статья называлась «Троицкие походы русских царей» и была написана, когда Забелину было 20 лет. К слову сказать, к этому же периоду относится его мимолетная встреча с А.Д. Чертковым, в дневниках Забелина описанная следующим образом:
«[1840 г.]. 28 апреля. Понедельник. В Палате был Чертков с женой, губернатор Сенявин с женой и Снегирев, который рекомендовал меня Черткову, как председателю Общества истории и древностей, уж чересчур много лестного для меня наговорил он Черткову. – Это будущий археолог, я уступлю ему своё место и т. п.».
Скепсис молодого Забелина, звучащий в этих строках, вполне понятен, однако и встреча, и слова И.М. Снегирева оказались во многом пророческими: за свою долгую жизнь историк преуспел как в качестве археолога, так и на посту председателя ОИДР.
В 1844 году Иван Егорович женился на Марии Петровне Андроновой, выпускнице Екатерининского института благородных девиц, служившей гувернанткой. Трудовая жизнь для Марии Петровны, так же как и для Забелина, началась сразу по выходе из института в 1837 году. В.Б. Муравьев пишет: «В семейной жизни Забелиных, видимо, было сильно патриархальное начало, жена называла мужа по имени-отчеству и свои письма, адресованные ему, начинала таким обращением: «Здравствуй, милый друг наш, Иван Егорович».
Тогда же, в 1844-м, Забелин познакомился с Дмитрием Александровичем Ровинским. В историю отечественной культуры Ровинский впоследствии вошёл как автор справочников «Подробный словарь русских гравированных портретов», «Русские народные картинки» и др. А истоки его обширных познаний кроются в 40-х годах, в интересе к к гравюрам и лубочным картинкам и – не в последнюю очередь – в дружбе с Забелиным. Забелин привёл Ровинского в Оружейную палату, с которой интерес обоих распространился на всё русское средневековое художество. Молодые люди предпринимали близкие и дальние пешие походы по соборам, церквам и монастырям не только Москвы, но и Подмосковья. Годы спустя (в 1895-м) Забелин с ностальгической теплотой вспоминал об этих походах на публичном собрании Академии наук, посвящённом памяти Д.А. Ровинского:
«Дмитрий Александрович вёл хотя и короткий, но обстоятельный журнал нашим походам, отчасти с сатирическим направлением, записывая всё, что случалось в дороге курьёзного. Для осмотра достопамятностей он составлял предварительный перечень всего, что можно было найти в известных печатных источниках…
Наши неутомимые походы вызывались и обыкновенною у молодых людей страстью к путешествиям, а в сущности, горячим чувством природы. Поэтому, как только наставали весенние тёплые дни, как только показывалась на полях зелёная травка, мы уже волновались и тотчас собирались в путь…
В 1847 году мы порешили сделать поход в Ростов Великий… 12 июня, взявши служебные отпуски, мы… отправились налегке как на обычную прогулку, вёрст на 15 или 20, без всяких саквояжей, без всякой ноши, в самых простых летних костюмах, только с запасом белья и чаю. Для необходимых расходов мы сложились по пяти рублей на брата… Дмитрий Александрович написал устав для нашей экспедиции, в которой между прочим стоял параграф, что если кто из членов в дороге начнёт жаловаться на усталость, а тем паче… пожелает ехать на лошадях, тот уплачивает в общую кассу штраф в три рубля. Положено было также делать в день не менее 30 вёрст, но мы делали и по 40… Поход продолжался 14 дней и был проведён с большими и очень тяжёлыми лишениями… В течение двух недель мы только четыре раза обедали как следует. В остальные дни мы питались только чёрным хлебом, зелёным луком и деревенским квасом «выдери глаз»… Останавливаясь у речек, мы в уединении купались, а кстати собственными руками мыли бельё и потом на ходьбе сушили его, неся на палках…»

Забелин007

В 1848 году Забелин перебрался на службу Дворцовую контору, где работал сперва помощником архивариуса, а с 1855 г. – архивариусом. К этому времени историк-самоучка, по выражению А.А. Формозова, «уже завоевал в литературном мире репутацию серьёзного и солидного специалиста». Хотя его капитальные труды «Домашний быт русских царей в XVI—XVII веках» и «Домашний быт русских цариц в XVI—XVII веках» вышли отдельными книгами только в 1860-х годах, им предшествовал ряд статей по отдельным вопросам того же рода, печатавшихся в «Московских ведомостях» в 1846-м и в «Отечественных записках» в 1851-1858 годах. С 1859 года Забелин оставил службу в Дворцовой конторе и стал членом Санкт-Петербургской археологической комиссии. В копилку самообразования добавились несколько лет интенсивной археологической работы. А с конца 1860-х годов Иван Егорович уже становится вровень с другими крупнейшими историками России. Перечень его научных званий весьма обширен, не менее широки его общественные и дружеские связи. На два юбилея учёной и литературной деятельности Забелина (50-летний юбилей в 1892 г. и 70-летний в 1907 г.) откликаются широкие круги студентов, профессоров, библиофилов и литераторов со всей России. Среди них – скромная телеграмма к 70-летнему юбилею от другого нашего коллекционера:
«Приношу искреннее поздравление и желаю всего лучшего. Князь Александр Голицын, библиотека которого у Вас».
Это уже 1907-й год, библиотеки Черткова и Голицына переданы в Исторический музей. Забелин же - маститый учёный-историк, фактический директор Исторического музея. Все последние годы его жизни связаны с этим учреждением, в создании музея Иван Егорович принимал непосредственное участие.

Забелин009

Решение о создании музея принял император Александр II в феврале 1872 года. Московская городская дума в апреле 1874 г. подарила для постройки будущего музея участок земли на Красной площади. В этом же году Иван Егорович вошёл в состав постоянной Учёной комиссии при Управлении музея. Комиссия занималась разработкой и научным обоснованием программы формирования коллекций и экспозиций. В начале июня 1883 года музей открылся для посетителей. А в 1886 году Забелин назначается товарищем председателя, фактически – директором музея. На этом посту он провёл последние 25 лет своей жизни, не покидая музея и в нерабочие часы, поскольку здесь, в этом же здании, располагалась его казённая квартира. С престарелым отцом жила младшая дочь, Мария Ивановна (1851-1920), личность которой также важна для нашего рассказа. Забелину суждена была долгая жизнь: он пережил как жену, скончавшуюся в 1882 году, так и старшую дочь Анастасию, умершую в 1896-м. Мария Ивановна увлекалась театром, участвовала в любительских спектаклях, переводила для русской сцены иностранные пьесы. П.Золотов, побывавший в гостях у Марии Ивановны после смерти её знаменитого отца, обратил внимание на живую и правильную речь собеседницы. Тот же талант, усиленный вдобавок многолетним изучением старинной русской речи, современники отмечали и у Ивана Егоровича.

Забелин010

Мария Ивановна не вышла замуж; ей пришлось бросить и свои занятия, чтобы опекать отца. Она была хорошей и верной помощницей в его исследованиях, его опорой. Сведения о Марии Ивановне приходится собирать по крупицам, так как большая их часть хранится в Архиве Забелина в ОПИ ГИМ. Имеется интересная статья о царицынской даче Забелиных, приобретённой ими в год смерти старшей дочери, в 1896-м. До этого Забелины проводили лето на съёмной даче либо в Покровском-Глебове, либо в Химках. Купленный участок находился в районе старого Царицына, в так называемом Воздушном саду. Новое приобретение было обновлено, меблировано и уютно обжито новыми хозяевами. На участке, прилегающем к даче, «владельцы сажали клёны, ясени, испанские вишни… В саду выращивались цветы, которые Мария Ивановна покупала по соседству у садовника Самолётова: настурции, герани, вербены, петунии, флоксы, георгины, табак, голландская гвоздика, астры, гелиотропы, левкои, резеда, бархатцы…» Там навещал почтенного историка создатель музея «Российских древностей» Пётр Иванович Щукин, которого Забелин угощал земляникой из своего сада. Содержание дачи, ремонт и охрана были в руках Марии Ивановны. Купленных домов было два: в одном жили дочь с отцом, другой на лето сдавался, принося владельцам дополнительный доход. Но и на летнем отдыхе Иван Егорович не изменял своей любознательной натуре: в конце 1890-х совместно с учёным секретарём Исторического музея В.И. Сизовым он произвёл в царицынском парке археологические раскопки кургана вятичей. Были найдены височные кольца с лопастями, браслеты и украшения, остатки бытовых предметов. В 1916 году Мария Ивановна продала царицынскую дачу, а в советское время дача Забелиных прекратила своё существование.

Забелин008b

Однако вернёмся к последним годам жизни Ивана Егоровича. Проводя лето в Царицыно, а большую часть времени – в здании Исторического музея, Забелин работает над рукописью второй части «Истории Москвы», контролирует работу музея, личным примером и словом обучает молодых сотрудников и до последних дней является завсегдатаем московских книжных развалов.
Ценным источником, воскрешающим детали последних годов жизни и работы И.Е. Забелина, являются воспоминания историка древнерусской литературы М.Н. Сперанского. Согласно им, центром музейской жизни начала 20 века был так называемый «круглый» кабинет, предназначавшийся для великого князя, почётного председателя музея (фактический председатель, Забелин, считался его помощником). Туда приходили торговцы-старьёвщики, посетители; там же занимались научные сотрудники музея, оценивались принесённые вещи и происходили беседы по поводу разных вопросов. Забелин часто заглядывал в «круглый» кабинет. «При этом мы не упускали случая поговорить с ним, спросить его мнения по поводу вопроса нашего разговора, по поводу рукописи, которой тот или иной из нас занимался… и Иван Егорович на ходу, иногда присаживаясь на минутку, немногословно, но веско и неторопливо удовлетворял нашей любознательности, иногда довольно ядовито подшучивая над нашей неопытностью, и опять скрывался по делам в залы Музея… Ещё более интересным и поучительным становилось пребывание в Музее около трёх часов, перед прекращением ежедневных занятий. В это время в «круглый» кабинет являлся обыкновенно Иван Егорович с толстой папиросой-кручёнкой в простом тростниковом мундштуке, присаживался среди находящихся и сюда собиравшихся с разных концов Музея сотрудников («забелинских молодцов», как мы их звали), и тут-то начинались иногда разговоры на самые разнообразные , хотя часто сдабриваемые шуткой, но всегда серьёзные темы…»

Забелин045

Забелин этого периода – благообразный старец с длинной белой бородой, таким он предстаёт на портретах и фотографиях; таким запомнился он и Софье Андреевне Толстой, в 1904 году предложившей Историческому музею принять на хранение девять ящиков с рукописями Л.Н. Толстого: «…вышел ко мне совсем белый старичок с добрыми глазами и румяным лицом. Когда я спросила у него, можно ли прислать и поместить рукописи Льва Николаевича в Исторический музей, он взял мои руки и стал целовать, приговаривая умилённым голосом: «Можно ли? Разумеется, везите их скорей. Какая радость! Голубушка моя, ведь это история».
Но Ивана Егоровича хорошо знают не только научные работники, но и простые книгопродавцы.
«Сухаревские книготорговцы с большим почтением относились к Забелину и, несмотря на его чиновное положение, звали его «Иваном Егоровичем». Один из них как-то переусердствовал и назвал его «ваше превосходительство». Забелин строго посмотрел на торговца и сказал: «Что ты разве не знаешь моего имени и отчества?»
Книги окружают Забелина на протяжении всей его сознательной жизни. С первой сказки о Булате-молодце, купленной за гроши в детском возрасте, зарождается в нём страсть к книжному собирательству. Вот свидетельство самого Ивана Егоровича: «в 30-х годах ходил на Смоленский рынок, где продавались старинные книги, с четвертаком в кармане и покупал всё больше альманахи, книжки маленькие, копеек 20-30 дашь. Я всё своё образование получил на Смоленском; придёшь и начнёшь рассматривать… вот и знаешь, что есть такая книга. В библиотеке книги стоят на полках – ничего не увидишь, а здесь лежат рядышком, ну и смотришь. Я своими знаниями Евгения Фёдоровича Корша поражал, а тот собаку съел в библиографии». Библиофильство Забелина замечают и фиксируют также многие его современники. Запись о Забелине в дневнике Тараса Григорьевича Шевченко, относящаяся к 1858-му году: «Это молодой ещё человек самой симпатичной простой физиономии, обитающий не в квартире, а в библиотеке». Или вот, Дмитрий Александрович Ровинский пишет о друге: «Простота и неприхотливость его домашнего быта были образцовыми, можно даже сказать – суровыми. Это был в буквальном смысле простой работящий труженик во всей своей обстановке… Никаких других предметов, кроме массы книг… и больших и малых папок».

Забелин064

Забелин055

В казённую квартиру на Красной площади Забелин также привёз свою коллекцию. А.Г. Изергина, дочь художника Н.Д. Бартрама, вспоминала: «Тёмное, сводчатое помещение кабинета Забелина, зарешёченные окна, шкафы, стеллажи, полные деревянной утвари и резных досок, стол, заваленный книгами и бумагами, и за ним – большой, с длинной бородой и густыми волосами, Забелин».
Какая же она – библиотека Забелина? К сожалению, неисправимо разорванная, поделённая на две неравные части. В ГПИБ в 1938 году попала её большая, но наименее ценная часть. Это примерно десять с половиной тысяч томов. В отделе книжного фонда ГИМ осталось примерно 700 экземпляров книг, брошюр и оттисков статей, из них 429 – с дарственными надписями. Остались там и рукописи Забелина, а также его обширный архив.

Забелин060

Забелин061

Забелин062

Библиотека Забелина, хранящаяся в ГПИБ, имеет выделенное хранение и совершенно очевидно представляет собой рабочий инструмент историка. Стоит она на шифрах Г1-10, Г12, Г14, Г18-21 и Г26-27. В составе коллекции – множество изданий по истории России, выходивших на протяжении всего 19 века, многотомные издания трудов разных учёных комиссий; встречаются имена зарубежных авторов, переведённых на русский язык. Имеются и иностранные (в основном – французские) издания. Современники отмечали, что Иван Егорович не владел иностранными языками, но он мог приобрести эти книги для дочерей. Помимо основной отрасли знаний – отечественной истории – Забелин приобретал литературу по истории Греции и Рима, по истории философии, справочники, энциклопедии, художественную литературу.

Забелин057

Владельческие признаки забелинской коллекции просты и неизменны: это штемпель-печатка с текстом прописью «Библиотека Ивана Егоровича Забелина», проставленный обычно на каждом фронтисписе, на титульном листе и на последней странице книги. Кроме того, на каждой книге имеется рукописный номер красными чернилами. Номера, судя по всему, присваивались книгам по мере их приобретения и поэтому ничего не говорят о том, в каком порядке стояла библиотека в кабинете историка. В ОПИ ГИМ хранятся записные книжки Забелина, наполненные записями о покупке книг и рукописей в 1840-1880-х годах. Приобретаемые книги заносились под номерами. Возможно, такие же номера проставлены на изданиях, попавших в ГПИБ.

Забелин063

Внешний вид многих изданий показывает, что они переменили нескольких хозяев и попали к Забелину уже с книжных развалов. Подписи бывших владельцев, пометки и маргиналии Забелин оставлял нетронутыми. Книг с автографами Забелина в его собрании нет, так как они остались в Историческом музее. Однако в составе других коллекций можно найти множество дарственных надписей, сделанных рукой историка. Среди адресатов Забелина – фольклорист и литературовед Е.В. Барсов, историки Д.И. Иловайский и Г.Ф. Карпов, археологи (и тоже библиофилы-собиратели) А.С. и П.С. Уваровы, коллекционер П.И. Щукин, собиратель русских сказок А.Н. Афанасьев и многие другие.

Забелин066

Забелин065

К библиотеке отца примыкает библиотека дочери – примерно полторы тысячи томов, стоящих на шифрах Г22-24. Если книги Ивана Егоровича служили ему рабочим подспорьем, то маленькая библиотечка Марии Ивановны в большей степени отражает вкусы и интересы своей хозяйки. Мария Ивановна начинала собирать свою библиотеку вместе с сестрой Анастасией (1849-1896). Туда входили художественная литература, детские книги, пьесы, книги по театральному искусству и педагогике. На титульных листах – круглый штемпель с изящным вензелем «Б. М. З.» («Библиотека Марии Забелиной»). Изредка попадаются надписи от руки, сделанные карандашом или чернилами: «М.Забелиной». Выше было сказано об увлечении Марии Ивановны театром. Отличительной особенностью её библиотеки являются тоненькие брошюрки оперных либретто и театральных пьес. Сейчас это - редкий и ценный материал, как и рекламы торговли, которые И.Е. Забелин собирал и хранил наряду со всяческой стариной.

фото 4

фото 3

фото 2

фото 1

В таких трудах и маленьких хлопотах отец и дочь бок о бок жили до 1908 года. Мария Ивановна стала свидетельницей последних дней жизни отца. Смерть его произошла от воспаления лёгких: в последние дни, по словам дочери, «И.Е. всё время молчал… 30 декабря М.И. подошла к нему и предложила кофе. И.Е. молчал, тогда она сказала с горем: «Что же ты всё молчишь, скажи хоть одно слово». – «Старик не хочет кофе и скоро он уже ничего не захочет». Это были последние сознательные слова Забелина, хотя в начавшемся бреду он ещё продолжал говорить: «поминал старого своего секретаря… а иногда говорил: «Дружок, перестань лизать». Дружок – его собака». Историк скончался в 10 утра 31 декабря, накануне нового года. Москва торжественно и печально проводила в последний путь своего историографа. Сразу после его кончины в музее, в его рабочем кабинете, была открыта мемориальная комната. Его похоронили на Ваганьковском кладбище, где уже покоятся его жена и старшая дочь; там же впоследствии была похоронена и младшая. А пока Мария Ивановна торопится выполнить последнюю волю отца.
В конце января 1909 года она передаёт библиотеку и личные архивы Забелина Историческому музею. Музею пожертвованы и 60 тыс. рублей – капитал имени И.Е. Забелина на приобретение памятников старины. Также, по совместному желанию отца и дочери, Академии наук было передано 30 тыс. рублей на переводы и издание переводов древнегреческих, латинских и средневековых авторов. Тем самым семейство Забелиных как бы прокладывало дорогу будущим исследователям – тем из них, которые, подобно Ивану Егоровичу, окажутся неспособны читать древних авторов в оригинале. Всё своё наследство отдала Мария Ивановна на увековечение памяти и трудов отца и осталась, фактически, без средств к существованию. В том же 1909-м году по решению правительства ей была назначена пенсия по 3000 рублей в год. Последние годы жизни Мария Ивановна провела в здании Исторического музея. Она помогала учёному секретарю музея И.М. Тарабрину разбирать архивы отца. В 1912 году она передала в собственность музея и свою библиотеку.

Забелин053

После революции большевики сохранили за дочерью Забелина выделенную ей пенсию. В 1919 году размер пенсии был увеличен до 1200 рублей в месяц. Однако из-за стремительной инфляции прокормиться на эту сумму не представлялось возможным. М.И. Забелиной оказывали помощь родственники, друзья и бывшая прислуга Поля, присылавшая из деревни продукты. Мария Ивановна скончалась 1920 году в глубокой нищете. После её смерти в хранение музея перешли личные вещи семьи Забелиных: два письменных стола, два книжных шкафа, венское кресло, вольтеровское кресло, три стула, туалет и 16 икон 19-го века.
В 1997 году была учреждена премия имени И.Е. Забелина в области научных исследований, в 2009 году – другая премия его имени в области реставрации музейных предметов и коллекций. Однако самым главным и непреходящим даром семьи Забелиных людям являются сочинения историка, самоотверженность его дочери и книги, оставленными обоими.

Список использованной литературы:

1. Горбушина Н.В. Переписка И.Е. Забелина и П.И. Щукина в собрании Отдела письменных источников ГИМ // И.Е. Забелин : 170 лет со дня рождения : материалы научных чтений ГИМ 29-31 окт. 1990 г. – Ч. 1. – М., 1992. – С. 49-52.
2. Городцов В.А. Музей, события, люди // И за строкой воспоминаний большая жизнь… : мемуары, дневники, письма. – М., 1997. – С. 119-120.
3. Два юбилея учёно-литературной и служебной деятельности Ивана Егоровича Забелина. – М., 1910.
4. Ермолов П.Б. «Наше родное Царицыно» // Московский журнал. – 2010. - № 11 (239). – С. 30-35.
5. Завещание И.Е. Забелина // Исторический вестник. – 1909. - № 3. – С. 1254-1255.
6. Забелин И.Е. Воспоминание о Д.А. Ровинском // Публичное собрание императорской Академии наук в память её почётного члена Д.А. ровинского 10-го дек. 1895 г. – СПб., 1896. – С. 3-16.
7. Забелин И.Е. Дневники. Записные книжки: [1837 - 1908 гг.]. - М., 2001.
8. Золотов П. У дочери И.Е. Забелина // Голос Москвы. – 1909. - № 25 (31 янв.) – С. 2.
9. Киселев Я.И. Из моего и книжного прошлого // Книга и её работники. – М.-Л., 1926. – С. 25-42.
10. Лазаренко Е.В. Краткий обзор собрания книг И.Е. Забелина в Отделе книжного фонда ГИМ // 11. И.Е. Забелин : 170 лет со дня рождения : материалы научных чтений ГИМ 29-31 окт. 1990 г. – Ч. 1. – М., 1992. - С. 91-97.
12. Муравьев В.Б. Иван Егорович Забелин : [вступ. ст.] // Забелин И.Е. Черты московской самобытности. – М., 2007. – С. 7-94.
13. Панова Н.К. Библиотека И.Е. Забелина // Сокровищница книги : юбилейный сборник научных трудов. – Ч. 1. – М., 1988. – С. 56-64.
14. Полунина Н.М. Дарители, меценаты, покровители Российского исторического музея. – М., 1998. – С. 29-30.
15. Полунина Н.М. Кто есть кто в коллекцинировании старой России : новый биографический словарь. – М., 2003. – С. 165-167.
16. Сакович С.И. К истории формирования коллекции И.Е. Забелина // И.Е. Забелин : 170 лет со дня рождения : материалы научных чтений ГИМ 29-31 окт. 1990 г. – Ч. 1. – М., 1992. - С. 104-131.
17. Сперанский Н.М. Воспоминания о И.Е. Забелине // Археографический ежегодник за 1976 год. – М., 1977. – С. 272-278.
18. Формозов А.А. Иван Егорович Забелин : очерк жизни и творчества // Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. – Т. 2. – М., 2011. – С. 573-772.
19. Формозов А.А. Историк Москвы И.Е. Забелин. – М., 1984.
20. Формозов А.А. Эпизоды из жизни историка Забелина // Московский журнал. – 1993. - № 11. – С. 59-61.
21. Экслибрисы и штемпели частных коллекций в фондах Исторической библиотеки. -2-е изд., перераб. и доп. – Вып. 1. - М., 2009. – С. 58-59.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
livejournal
Sep. 28th, 2015 07:56 am (UTC)
Иван Забелин
Пользователь kotbeber сослался на вашу запись в своей записи «Иван Забелин» в контексте: [...] http://gpib.livejournal.com/38494.html [...]
kotbeber
Sep. 28th, 2015 08:20 am (UTC)
могила Забелина
Попытался найти фотографию могилы Забелина, но безрезультатно. Хотя в интернете написано, что он похоронен на Ваганьковском кладбище. Неужели никто не выкладывал?
gpib
Sep. 28th, 2015 10:07 am (UTC)
Re: могила Забелина
Надо посмотреть по нашим справочникам.
gpib
Sep. 30th, 2015 08:35 am (UTC)
Re: могила Забелина
Добрый день!
Наш поиск в интернете тоже не дал результатов. Однако по справочникам удалось уточнить некоторые моменты.
В книге А.Т. Саладина "Очерки истории московских кладбищ" (М., 1997) описание памятника следующее: "...заметный массивный памятник розового гранита, с чёрным крестом наверху и надписями:
Иван Егорович
ЗАБЕЛИН
род. 17 сентября 1820 г.
сконч. 31 декабря 1908 г.
Императорский
Российский Исторический Музей
своему Товарищу Председателя".
Рукопись Саладина была подготовлена в 1916 году для издательства Сабашниковых, но в связи с событиями 1917 года не была тогда издана. В современном издании описание памятника дополнено комментарием М.Д. Артамонова: "Старый крест не сохранился. На его месте стоит маленький медный крест, поставленный, очевидно, совсем недавно". Артамоновым же указан номер участка: 23-й. В книге Артамонова "Московский некрополь" (М., 1995) памятник описывается так:
"Дойдя до угла Воинского мемориала, повернём налево по "дорожке Забелина". В 30 метрах от аллеи [имеется в виду "Саврасовская аллея"] стоит массивный пирамидальный памятник из розового гранита с коронообразным завершением... Рядом - надгробия жене и двум дочерям, тоже выполненные из розового гранита".
Наконец, в книге В.Старцева "Ваганьковский некрополь" (М., 1994) на с. 40 есть небольшая фотография, не очень, впрочем, удачная: ясен общий вид памятника, однако из всей надписи читается только фамилия "Забелин". Скан фотографии выложим вечером (специально для Вас:)), т. к. это всё же лучше, чем ничего.
kotbeber
Sep. 30th, 2015 10:37 am (UTC)
Re: могила Забелина
Спасибо! Только странно, что никто до сих пор не выложил такое фото при обилии некрополистов.
gpib
Sep. 30th, 2015 12:30 pm (UTC)
Re: могила Забелина
Да, мы тоже очень удивились. И дело не только в некрополистах - есть же Забелинские чтения, в конце концов. Если кто-нибудь из наших сотрудников будет на Ваганьковском, обещали сфотографировать.
gpib
Sep. 30th, 2015 06:29 pm (UTC)
Re: могила Забелина
Обещанное фото, в книжке найденное.
Забелин_пам001.jpg
kotbeber
Sep. 30th, 2015 06:33 pm (UTC)
Re: могила Забелина
Спасибо!
gpib
Sep. 30th, 2015 06:41 pm (UTC)
Re: могила Забелина
Пожалуйста.
( 9 comments — Leave a comment )