?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Имя Сергея Александровича Соболевского может быть известно нашим читателям не только «по линии библиофильства». Безусловно, Соболевский являлся одним из самых ярких представителей «первой волны» русских собирателей книг. В этом ряду можно и нужно упомянуть фамилии А.Д. Черткова и А.И. Барятинского – других представителей дворянских родов, увлекшихся коллекционированием и при собирании своих библиотек уделявших особое внимание разделу «Rossica», то есть книгам о России, изданным за границей или написанным иностранными авторами. Чуть позже, с середины XIX века к коллекционерам-дворянам присоединятся «купеческие сыновья», получившие достойное образование, немалые отцовские капиталы и расширившие сферу библиофильских интересов. Но первый период отечественного книгособирательства неразрывно связан именно с «Rossic’ой» - собрания которой активно пополнялись и в Императорской Публичной библиотеке, и в частных коллекциях.

картинка1.JPG

Сергей Александрович Соболевский родился 10 сентября 1803 года в Риге и был незаконнорожденным сыном Александра Николаевича Соймонова. Мать его, Анна Лобкова (Игнатьева) была внучкой Санкт-Петербургского коменданта С.Л. Игнатьева, располагала солидными средствами и не отказывала сыну ни в чём. Детство Соболевский провёл в Москве, потом был отправлен в Петербург – в Благородный пансион при Главном педагогическом институте, где преподавали Куницын, молодой Плетнев и только что закончивший Лицей Вильгельм Кюхельбеккер. Главным интересом Соболевского стала литература – латынь он выучил в детстве и знал настолько хорошо, что переводил с русского фрагменты «Истории государства Российского». И после окончания курса в пансионе он занимался английским, немецким, французским, португальским, славянскими языками. В пансионе же Соболевский начал писать свои эпиграммы, принесшие ему прозвище «русский Ювенал» (впоследствии многие из его эпиграмм приписывались Пушкину, и наоборот). Но главным итогом пребывания в Петербурге было всё-таки не получение образования (заметим, довольно бессистемного) – а обретение своего круга общения, друзей и знакомых, благодаря которым Соболевский и получил прижизненную и посмертную известность. В первую очередь стоит упомянуть Льва Сергеевича Пушкина, дружба с которым продолжалась всю жизнь – а после смерти младшего брата поэта Сергей Александрович стал опекуном его детей. Михаил Иванович Глинка приятельствовал с Соболевским и много раз упоминал его в своих «Записках». После переезда в Москву и поступления на службу в Московский Главный Архив Министерства иностранных дел С.А. Соболевский познакомился с Иваном Киреевским и братьями Веневитиновыми. Так начал складываться круг «архивных юношей», привлекавший всё новые лица – М.А. Максимовича и М.П. Погодина, Адама Мицкевича.

соб 1.jpg

В жизни Соболевского того периода хватало светских кутежей, сплетен, язвительных «ювеналовых эпиграмм». Но друзья ценили его безжалостное остроумие, не щадившее никого, а также его безграничную любовь к литературе и «серьёзное понимание её интересов». Самым главным в те дни становится постепенное сближение Соболевского с Александром Пушкиным. Ещё во время первой ссылки поэта Соболевский помогал Льву Сергеевичу издать «Руслана и Людмилу», им же были изданы «Братья разбойники». В 1826 году вернувшийся из Михайловской ссылки Пушкин читает у Соболевского «Бориса Годунова», а позже и поселяется у него – в квартире на Собачьей площадке. Близкое знакомство Сергея Соболевского и А.С. Пушкина подробно разобрано в пушкинистских исследованиях, и немалую роль в этих отношениях играет библиотека, которую Сергей Александрович начал собирать с середины 1820-х годов.
«…Но вот что он наделал: бывши у меня и зная, что твоя библиотека хранится у нас, - открывает ящик и выбирает оттуда несколько книг, принадлежащих ему, уверяя, что он имеет на это полное право, что напишет об этом к тебе, что ты не рассердишься».
Это – отрывок из письма Ивана Киреевского к другу Соболевскому, находящемуся в Париже, рассказ о визите Пушкина к Киреевскому за книгами из «ящиков» Соболевского.
В 1828 году скончалась мать Сергея Александровича, и его финансовые возможности… не то чтобы сократились, но теперь, не имея право на официальное наследство, он мог рассчитывать только на капитал, помещённый на его имя при рождении. Сразу после похорон Соболевский отправляется в своё первое заграничное путешествие – Франция, Италия, Испания, Англия. Появляются новые знакомые – и какие! – Проспер Мериме, графиня Монтихо и её дочь – будущая императрица Евгения. Соболевский посещает музеи и книгохранилища, приятельствует с библиофилами и библиотекарями, отдаёт дань развлечениям, но вместе с тем занимается делами – он заинтересовался созданием бумагопрядильной мануфактуры в Петербурге и знакомится с опытом бумажного производства в Англии, налаживает торговые контакты. И, конечно, приобретает книги.
В библиотеке А.С. Пушкина, описанной Б.Л. Модзалевским, хранятся по меньшей мере две книги, подаренные поэту Соболевским: привезённый из-за границы четвёртый том парижского издания стихотворений Мицкевича с надписью Соболевского: «А.С. Пушкину, за прилежание, успехи и благонравие» и учебник испанского языка (которым Соболевский владел отлично и который Пушкин изучал) с надписью: «Пушкину от Соболевского на память Рейн-Вейна». По мнению исследователей, парижское издание «Гузлы» Проспера Мериме, послужившей источником для «Песен западных славян» - тоже дар Сергея Александровича.
Итак, библиотека Соболевского. В её основу легли книги, оставленные Соболевскому отцом, но главным собирателем уникальной книжной коллекции всё-таки был лично Сергей Александрович Соболевский. Он скромно называл своё собрание библиотекой «по географии и истории» - а ведь ни одна книжная коллекция в России (а, может, и в мире) не могла сравниться с собранием Соболевского по полноте подбора изданий путешествий XV – XVII вв. Одна коллекция отчётов миссионеров о путешествиях на Восток включала в себя более 400 изданий. Соболевский готовил большое библиографическое исследование именно о сочинениях миссионеров, но оно, увы, пропало вместе со всей библиотекой. Но мы забегаем вперед. Итак, что же смог приобрести Сергей Александрович во время своих путешествий по Европе?
Редчайший полный экземпляр венецианского (1496 года) издания путешествия Марко Поло; первые печатные географии Изоларио да ли Соннети (1477 г.), Берлингиери (1480 г.), космография Птолемея 1482 года издания…
Трудно переоценить значение собрания «Rossica» Соболевского – в нём представлены сочинения иностранцев, побывавших в России в XV – XIX вв. Соболевский щедро делился изданиями из этого раздела с Императорской Публичной библиотекой, позже – с Румянцевским музеем в Москве. Но всё равно – в его библиотеке оставались такие раритеты, как первое английское издание книги Флетчера «О государстве Русском», и русское издание этого же сочинения, переведённого в 1848 г. и уничтоженного цензурой. Свой экземпляр Соболевский сложил буквально по листочкам, по корректурным оттискам, добывая их одному ему ведомыми путями.
Библиофил «второй волны», выходец из купеческого сословия Я.Ф. Березин-Ширяев цитирует письмо Соболевского:
«Взгляните на отдел Rossica в Имп. Публ. библиотеке. Сколько настойчивости, труда и денег потрачено, а всё ещё не достигнуто настоящей полноты. Всякая специальность в собрании – дело жизни собирателя!.. Моя библиотека, кроме специальности, составлена иначе: она есть отражение моей умственной жизни… и от того происходит в ней совершенное отсутствие всякой непросмотренной книги». Не правда ли, это высказывание прекрасно перекликается со словами А.Д. Черткова о том, что в его коллекции все книги прочитаны им лично?
Нельзя не упомянуть о библиографическом разделе библиотеки Соболевского. Многие годы – с первой поездки в Европу - он собирал каталоги и описания публичных и частных библиотек, библиографические справочники, литературу по книжному и типографскому делу. Надо отметить, что в начале и середине XIX века книги по библиографии, как правило, издавались ничтожными тиражами, нередко вообще не предназначались для продажи, что лишь увеличивало их научную ценность.
Интересуясь библиографией и библиотечным делом вообще, Соболевский поддерживал контакты с многими отечественными библиофилами – он был знаком с С.Полторацким. Г.Геннади, П.Бартеневым (заметки Сергея Александровича по истории екатерининской эпохи публиковались в «Русском архиве»). Нельзя не упомянуть о том, что он сотрудничал и с А.Д. Чертковым, помогая ему с комплектованием и составлением каталога Чертковской коллекции. Идея об открытии публичной библиотеки в Москве, получившая широкую популярность в 1860-х годах, не оставила Сергея Александровича равнодушным: он планировал пожертвовать свою коллекцию городу, но, к сожалению, этого не произошло.
В 1852 году Соболевский поселился в Москве окончательно. В доме № 19 по Смоленскому бульвару (современный адрес) он вместе с В.Ф. Раевским снимал квартиру на первом этаже – 10 комнат за 500 рублей в год. Возвратившись в последний раз из-за границы, он принялся за упорядочение своей библиотеки, сопровождаемое непрерывными библиографическими исследованиями. Были заказаны специальные шкафы, по стенам всех десяти комнат стояли книги о путешествиях, расположенные в строгом порядке по регионам и странам. На столах посредине каждой комнаты лежали книги большого формата и необходимые для работы библиографические справочники. Завершалась эта анфилада кабинетом, в котором стоял несгораемый ящик с самым ценным – редчайшими книгами и рукописями (у Соболевского хранились, например, письма Пушкина к младшему брату Льву, изданные им впоследствии).

соб 2.jpg

Друзья последнего периода жизни называли Соболевского «книголюбимейший и книгам любезнейший», - и эти слова были лучшей характеристикой Сергея Александровича.

картинка2.JPG

Соболевский не мог не думать о судьбе своей коллекции. Открытие общедоступной библиотеки в Москве всё откладывалось; представители иностранных фирм предлагали за собрание весьма хорошие по тем временам деньги: 3500 фунтов от англичан, 40 000 талеров от немцев, но Соболевский ставил непременное условие, чтобы в случае продажи коллекции за границу «все русские книги, коих нет в Императорской публичной библиотеке и в Московском музее, поступили в оные по назначенной мною цене». Впрочем, еще один, третий лицеист и однокашник Пушкина, встреченный Соболевским на жизненном пути, директор Публичной библиотеки Модест Корф замечал не без ехидства: «Что будет делать Сергей Александрович без книг, с которыми он, так сказать, сроднился и живёт в их сфере. Без книг он будет походить на человека без зубов, который не может более питаться как должно и заболевает от этого недостатка».
Франко-прусская война 1870 г. разорила и добила Соболевского. Средства его были вложены в строительство французских железных дорог; друзей, которым он помогал и деньгами, и финансовыми консультациями, друзей, способных помочь в ответ, уже не было в живых – ни Нащокина, ни Одоевского… Теперь он уже пытался выручить хоть сколько-нибудь приличную сумму за 25 000 томов своих книг.
Увы. Продать библиотеку Соболевский не успел – и это, может быть, оказалось главной трагедией в истории его коллекции. Он умер 6 октября 1870 г., а книги унаследовала вдова С.Н. Львова, на которой Соболевский собирался жениться. Она–то и продала всё собрание за 25 000 талеров лейпцигскому букинисту Листу.
П.И. Бартенев и М.Н. Логинов пытались упросить наследницу передать им «бумаги покойного и портреты», отправить архив Соболевского в Чертковскую библиотеку, договаривались о подводах и перевозе… После долгих переговоров Львова вручила Бартеневу только тетрадь со стихами Соболевского. Сейчас она хранится в отделе рукописей Пушкинского Дома в Петербурге. Вся переписка Соболевского – 28 томов – были вывезены вместе с библиотекой в Лейпциг, числились под номером 4448 в каталоге по первоначальной цене 150 талеров. К счастью, С.Д. Шереметьев через немецких посредников сумел выкупить архив и сейчас альбомы Соболевского хранятся в ЦГАЛИ.
Судьба же самой библиотеки более печальна. О книгах в коллекциях российских библиотек мы ещё расскажем, но хочется хоть частично назвать то, что утрачено (будем надеяться, что всё-таки не навсегда):
книги с автографами Пушкина (и даже со стихотворением в заголовке, - по воспоминаниям И.Янжула), экземпляр «Цыган» на пергаменте, книги с автографами Баратынского, Одоевского, Мицкевича.
Фирма «Лист и Франке» организовала аукцион, который прошел в июле 1873 года в Лейпциге. К аукциону были составлены и напечатаны каталоги иностранной и русской частей библиотеки. Один из экземпляров иностранного каталога хранится в коллекции «Rossica» в РНБ, в нём рукой М.Корфа отмечены книги, которые Публичная библиотека хотела бы приобрести. Перед аукционом Британский музей и Лейпцигский университет получили право предварительного отбора интересующих их изданий. «Я видел библиотеку Соболевского, которая пойдёт на распродажу весной будущего года… Это прекрасная коллекция как старинных, так и современных книг, отобранная с большим вкусом… Там около 4 000 томов, 2 000 или 3 000 которых должны заинтересовать Вас…», - это цитата из переписки представителей немецкой фирмы и Британского музея. На всех изданиях, приобретённых англичанами, стоит штамп «9 октября 1873 года» - дата поступления книг в библиотеку Британского музея. Всего Лондон приобрел 575 русских и 156 иностранных изданий. Большинство же покупателей остались анонимными, действуя через посредников. Так растворились в замкнутых мирах частных библиотек собрание сочинений о великих географических открытиях под названием «Большие и малые путешествия» издательства Теодора де Бри (1590-1634 годы, 80 томов, одна из главных жемчужин коллекции Соболевского), голландский перевод «Сборника древних путешествий» Кадамосто (1508 г., эту книгу Соболевский, можно сказать, с боем выменял у Березина-Ширяева), 39 часть «Российского феатра» (с запрещенной трагедией Княжнина «Вадим Новгородский»), редкие издания Герберштейна, Олеария, Корба.
Советские, а теперь и российские исследователи не оставляют надежды выявить книги из коллекции Соболевского хотя бы в публичных библиотеках. Лейпцигский университет, с которым в переписке состоял изучавший контакты Мериме и Соболевского А.Виноградов, оказался не готов к сотрудничеству. А вот Британская библиотека с удовольствием работает над атрибуцией книг из собрания приятеля Пушкина. По данным, представленным Кристин Томас, заведующей Славянской и Восточноевропейской коллекциями Британской библиотеки, в Лондоне выявлено около 750 экземпляров из собрания Соболевского (в архиве Британской библиотеки найдена опись приобретённого на аукционе), одна книга хранится в Нью-Йоркской публичной библиотеке. В России книги из библиотеки Соболевского есть в РГБ, РНБ, Библиотеке Иностранной литературы (1), библиотеке СПбГУ (1) и в ГПИБ. В Историчке их – три. И сегодня мы с удовольствием представляем их вашему вниманию.

картинка 4.JPG

картинка3.JPG

картинка 5.JPG
При рождении Сергей Александрович был приписан к польской фамилии Соболевских. Их герб – Slepowron (слепой ворон) - изображён на его экслибрисе.

картинка 6.JPG
Книги Соболевского попали в ГПИБ в составе коллекции Бобринских...

картинка 7.JPG

картинка 8.JPG

картинка 9.JPG

DSC03515.JPG
...А в коллекцию Бобринских – из книг М.Маркевича.

картинка 10.JPG

Всем, заинтересовавшимся судьбой С.А. Соболевского и его библиотеки, рекомендуем прекрасное исследование:
Кунин В.В. Библиофилы пушкинской поры. – М.: Книга, 1979. – 352 с.
и рубрику «Соболевский Сергей Александрович» из предметного каталога ГПИБ: http://predmet.shpl.ru/scripts/uis/main.php

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
nina_chatte
Apr. 7th, 2015 09:26 pm (UTC)
Соболевский
Спасибо, очень интересно!

С теплым пушистым приветом
Нина
gpib
Apr. 8th, 2015 06:41 am (UTC)
Re: Соболевский
Спасибо за отзыв!
sealena
Apr. 8th, 2015 06:58 am (UTC)
Как всегда, замечательно! Спасибо.
gpib
Apr. 8th, 2015 08:45 am (UTC)
И вам спасибо :)
silva2103
Jul. 10th, 2015 11:12 pm (UTC)
Удивительное продолжение одной прочитанной фразы)
Открываю позавчера книгу «Друзья Пушкина», т. 1 (составитель В.В.Кунин) на случайной странице и читаю: «…я на диэте — и пью воду»

Письмо 21 --- Н. Н. Пушкиной 19 апреля 1834 г. Петербург
…Теперь вот тебе отчет о моем поведении. Я сижу дома, обедаю дома, никого не вижу, а принимаю только Соболевского. Третьего дня сыграл я славную штуку со Львом Сергеевичем. Соболевский, будто ненарочно, зовет его ко мне обедать. Лев Сергеевич является. Я перед ним извинился как перед гастрономом, что, не ожидая его, заказал себе только ботвинью да beafsteaks.
Лев Сергеевич тому и рад. Садимся за стол; подают славную ботвинью; Лев Сергеевич хлебает две тарелки, утирает осетрину, наконец требует вина; ему отвечают, нет вина. — Как, нет? — Александр Сергеевич не приказал на стол подавать. И я объявляю, что с отъезда Натальи Николаевны я на диэте — и пью воду. Надобно было видеть отчаяние и сардонический смех Льва Сергеича, который уже ко мне, вероятно, обедать не явится.

Во все время Соболевский подливал себе воду то в стакан, то в рюмку, то в длинный бокал — и потчевал Льва Сергеича, который чинился и отказывался. Вот тебе пример моих невинных упражнений.


Решила как-нибудь почитать о Соболевском поподробнее.
И вчера случайно нашла у Вас этот пост.
СПАСИБО!!!
gpib
Jul. 11th, 2015 07:59 am (UTC)
Так бывает. Совпадения всегда удивительны:) Спасибо за приведённый текст письма. Яркий штрих к нашему рассказу.
livejournal
Jul. 10th, 2015 11:12 pm (UTC)
~~~ «книголюбимейший и книгам любезнейший»
Пользователь silva2103 сослался на вашу запись в своей записи «~~~ «книголюбимейший и книгам любезнейший»» в контексте: [...] м не верю! Оригинал взят у в Сергей Александрович Соболевский (1803-1870): библиотека Ювенала [...]
livejournal
Oct. 27th, 2015 05:19 pm (UTC)
«Его алхимико-музыко-философско-фантастическое сияте
Пользователь ek_21 сослался на вашу запись в своей записи ««Его алхимико-музыко-философско-фантастическое сиятельство»: библиотека энциклопедиста» в контексте: [...] ура! Одним словом, Москва тепло восприняла возвращение князя. По совету друга С.А. Соболевского [...]
livejournal
Oct. 28th, 2015 07:11 pm (UTC)
Князь В. Ф. Одоевский и его библиотека энциклопедиста
Пользователь il_ducess сослался на вашу запись в своей записи «Князь В. Ф. Одоевский и его библиотека энциклопедиста» в контексте: [...] ура! Одним словом, Москва тепло восприняла возвращение князя. По совету друга, С.А. Соболевского [...]
livejournal
Oct. 28th, 2015 07:15 pm (UTC)
Князь В. Ф. Одоевский и его библиотека энциклопедиста
Пользователь svk_urania сослался на вашу запись в своей записи «Князь В. Ф. Одоевский и его библиотека энциклопедиста» в контексте: [...] ура! Одним словом, Москва тепло восприняла возвращение князя. По совету друга, С.А. Соболевского [...]
livejournal
Oct. 29th, 2015 02:25 am (UTC)
«Его алхимико-музыко-философско-фантастическое сияте
Пользователь sverlovka_bib сослался на вашу запись в своей записи ««Его алхимико-музыко-философско-фантастическое сиятельство»» в контексте: [...] ура! Одним словом, Москва тепло восприняла возвращение князя. По совету друга, С.А. Соболевского [...]
( 11 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow