?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Итак, в наших блужданиях по книжной Москве мы подошли к одному из самых известных среди библиофилов районов. Почему «район»? Потому что место это включало в себя и одну из центральных улиц столицы - Никольскую и примыкающие к ней Китайгородскую стену, Ильинский бульвар, Ильинские ворота. Сразу предупредим, что Никольской и её окрестностям мы посвятим несколько рассказов – и всё равно это будет лишь попытка объять необъятное.
Вдоль всей Китайгородской стены тянулся ряд мелких лавочек книготорговцев. Они прилеплялись к нишам стен, вылезали из всех щелей, углов и трещин. На Ильинском бульваре кипела самая настоящая война книжников с прохожими: продавали «внапор», настойчиво преследуя пешеходов, убеждая на всяческий манер и почти насильно всовывая в руки «потенциальным читателям» книги. Для этой специальности требовались большая развязность, отсутствие обидчивости, умение ловко ответить и полная неутомимость. Иногда жертву преследовали «в очередь»: один за другим, от самой Никольской.

ник1.jpg
Лубянская площадь. Фото 1920-х гг.

Рассказ о Никольской мы начнём не с самых известных имен. Попозже поговорим и об Астапове, и о Байкове, и о Шибанове… А сегодня вспомним тех, с кого начиналась книжная торговля не только на Никольской, но и вообще в Москве.
В 1755 году Московский университет открыл свою типографию и книжную университетскую лавку. В 1779 году по инициативе М.М. Хераскова университетские типография, книжная лавка и газета «Московские ведомости» были переданы в аренду Н.И. Новикову. По контракту, заключённому на 10 лет, Новиков обязался платить университету 4500 руб. в год, не считая жалованья типографским служащим. Н.И. Новиков был к тому времени известным издателем. В Петербурге он издавал уже несколько журналов («Живописец», «Утренний свет»). Н.И. Новиков издал также "Исторический словарь российских писателей", 10 частей "Древней российской вивлиофики" и некоторые другие книги.
Новиков вкладывал деньги в типографию: он выписал из-за границы хорошие иностранные шрифты и «улучшил» русские шрифты.
Объявление 1780 года гласит: «Университетская книжная лавка переведена на сих днях в дом г. Новикова, состоящий за Никольскими воротами, у самого Никольского моста, в те покои, где прежде сего была Аптека; почему и раздача Московских Ведомостей будет уже производиться в упомянутой лавке. Равномерно и Типография Университетская отчасти уже переведена в тот же дом. О чём для сведения имеющим надобность и объявляется».
Новиков умел привлекать авторов, переводчиков, издателей и, чуть ли не в первую очередь – книгораспространителей. За 10 лет деятельности у Новикова образовался книжный фонд до 900 названий (заглавий) изданных им книг, и читателю предоставлялся вполне полноценный выбор. Новиков охотно давал книги на комиссию на льготных условиях и почти все мелкие книжники в итоге оказались его комиссионерами и распространителями литературы по Москве и ближайшей округе. Правой рукой Новикова в этой деятельности оказался «московский купец 2 гильдии Никита Никифоров сын Кольчугин, приказчик Новикова, торгующий в книжной лавке в доме Новикова, состоящем за Никольскими воротам». Торговал Кольчугин книгами «получая оные из Санкт-Петербургской Академии наук и из Типографии Новикова за деньги и на кредит, для чего и имел здесь три лавки на Никольской улице». В одной сам сидел и торг производил до 1790 года, в двух других лавках – нанятые Кольчугиным сидельцы.
Родом Кольчугины были с Черниговщины, из города Стародуба. Никита Никифорович родился в 1753 году в старообрядческой семье, юношей отправился в Москву, а к Новикову в дом попал уже зрелым человеком – было ему 36 лет. У Никиты Кольчугина был свой дом на Никольской улице, на том самом месте, где впоследствии расположились дом и аптека Феррейна. За Кольчугиным дом числится в 1755-1794 годах, при этом в том же строении располагался «двор с.-петербургской Академической Лавки, где всякие книги продаются». Эти сведения мы приводим по книге "Описание Москвы", изданной Рубаном в 1775 году (книга I).
К 1789 году относится очень редкая «Роспись Российским книгам, продающимся без переплёта и в разных переплётах в Университетской Книжной лавке у московских купцов Кольчугина и Переплетчикова…»
Откуда мы знаем такие подробности о жизни московского книготорговца XVIII века? Из его собственных показаний, данных под арестом во время следствия. После ареста Н.И. Новикова в 1792 году под суд пошли и многие его «комиссионеры»: Кольчугин, Переплетчиков, Глазунов, Полежаев. Под судом и следствием их продержали до 2 июля 1796 года.
Существует предание, что Никита Никифорович Кольчугин, под влиянием Новикова, из старообрядца превратился в масона и оставил после себя немало масонских реликвий.
После суда Кольчугин-старший практически отошёл от дел, хотя прожил ещё немало – он скончался в 1827 году.
Сын Никиты Никифоровича, Григорий Никитич, родился в 1779 году и получил отличное для того времени и своего социального статуса купеческого сына образование. Он в совершенстве знал французский и немецкий языки, переводил с них, сохранил и продолжил отцовское дело. В 1799 году Григорий Кольчугин издал собственный перевод Геснеровой поэмы «Смерть Авеля» с посвящением переводчика и издателя старинному другу семьи Н.Лопухину. Кроме книжной торговли, Кольчугин-сын служил в Коммерческом банке, где «стяжал себе честным и неукоснительным отправлением своих служебных дел – уважение и почёт от многочисленных своих клиентов в течение многих лет знакомства».

buk002a.jpg
Г.Н. Кольчугин.

Если для Кольчугина-отца катастрофой стало дело Новикова, то Кольчугин-сын пострадал в 1812 году. Он с семьёй не успел выбраться из Москвы и пережил наполеоновскую оккупацию, пожар, а потом ещё и оговор недоброжелателей перед графом Ростопчиным, который обвинил небедного, прямо скажем, и законопослушного купца в мародёрстве и подстрекательстве к измене. Только в 1815 году Григорий Кольчугин был полностью оправдан, восстановлен в правах и в должности в Коммерческом банке. Но состояние семьи в результате всех этих передряг значительно сократилось.
Умер Григорий Кольчугин в 1835 году, оставив 11 детей.
Иван Григорьевич Кольчугин родился в 1801 году. В 12 лет он был отдан в ученье книжному делу к московскому же книгопродавцу П.И. Глазунову, а впоследствии занимался книжной торговлей вместе с отцом. Академик и профессор С.П. Шевырев в «Введении в историю Русской словесности» счёл необходимым упомянуть И.Г. Кольчугина как достойного и известного ученым и библиофилам книгопродавца. После пожара 1812 года Москва отстраивалась заново, лавка Кольчугиных переезжала с места на место, не удаляясь, однако, от Никольской. Побывали в старых Верхних Торговых Рядах, вернулись обратно на Никольскую. В лавке Кольчугиных во всю длину был устроен прилавок, у прохода стояла конторка хозяина. Ни стула, ни скамейки в лавке не было. Между двумя дверями постоянно лежала груда книг, покрытая пылью; только Иван Григорьевич знал, где какая книга лежит и мгновенно доставал покупателю требуемое.

buk003a.jpg
И.Г. Кольчугин.

Иван Кольчугин пользовался невообразимой популярностью среди московской публики. Известный библиограф и библиофил П.А. Ефремов, например, стал покупателем у Кольчугина, будучи ещё 10-летним гимназистом.
И это поколение Кольчугиных тоже не избежало конфликта с властями. Однажды (в 1827 году) Ивана Григорьевича обвинили в симпатиях к Рылееву. Якобы Кольчугин сказал, что то, «за что он погиб, увековечило его память; Следственная комиссия сделала их дураками; а надо было по-нашему, попросту, из-за уголка…»
Обвинения Кольчугин сумел опровергнуть. Но под строгий присмотр попал.
В 1846 году была запрещена продажа брошюры «Турусы на колесах», «признанной пасквилем» на городские власти. Продавалась она только в лавке Кольчугиных и за несколько недель, прошедших от выпуска до запрета, подорожала с 20 копеек до 5 рублей.
Иван Кольчугин был весьма своеобразным человеком и в быту. Говорили, что у него был дар «магнетизма», что он врачевал, даже в книжной лавке.
Скончался он в 1862 году, похоронен на Даниловском кладбище.
Последний из рода книгопродавцев Кольчугиных, сын Ивана Григорьевича, тоже Иван, принял книжную торговлю в 1862 году. От торговли старыми книгами он постепенно перешёл к торговле новостями, новыми книгами, привёл лавку в щегольский вид, и дела его шли успешно – но в 1884 году он продал сначала залежи старых книг с чердака, а потом и всю лавку А.Астапову – за 850 рублей. У него образовались немалые долги (увлёкшись новизной, он не думал о тратах). В последние годы самый младший Кольчугин работал приказчиком в книжном магазине Сытина и умер в бедности в 1895 году.

buk004a.jpg
И.И. Кольчугин.

Вот такие истории помнит Никольская улица. Наше путешествие по ней, а также встречи с новыми персонажами книжной Москвы продолжатся в следующих рассказах.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
il_ducess
Dec. 13th, 2015 09:43 pm (UTC)
спасибо большое.
Мораль - лучше торговать старыми книгами)))
gpib
Dec. 14th, 2015 05:25 pm (UTC)
Похоже на то:))
( 2 comments — Leave a comment )