?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня мы расскажем о ещё одном замечательном деятеле, чьё имя неразрывно связано с Москвой. Он учился в Петербурге, работал в Николаеве, проиграл битву за Энциклопедический словарь петербургскому типографу – и провёл всю жизнь в Москве, прославив её типографское дело. Речь пойдёт о Семёне Иоанникиевиче Селивановском, чья типография по праву может считаться символом отечественного книгопечатания начала XIX века.

Селивановский001.jpg

В 1785 году, тринадцати лет от роду, сын крепостного Семён Селивановский поступил учеником в типографию своего дяди Матвея Пономарёва. О самом Пономарёве лучше всего свидетельствуют изданные им книги: он являлся последовательным учеником замечательного русского просветителя Николая Новикова, рассказ о котором, несомненно, ещё появится в этом ЖЖ. В этой же типографии служил корректором юноша по имени Евфимий – будущий церковный просветитель и библиограф, Евгений Болховитинов. Дружба, зародившаяся в юношеские годы, свяжет Селивановского и Болховитинова на всю жизнь. Пономарёв издавал мало, около 10 книг в год, в основном произведения Сумарокова, Хераскова, И.Долгорукова.

Известно, что волею обстоятельств (или по прихоти судьбы) Семён Селивановский познакомился с Александром Радищевым и был одним из первых, кто прочёл рукопись «Путешествия из Петербурга в Москву». Пономарёв отказался печатать книгу, но рассказал недовольному автору о типографском деле, наведя Радищева на мысль об издании своей книги в собственной типографии.

Селивановский же уехал учиться в Петербург, к немцам - совершенствоваться в печатном и словолитном деле. В 1790 году восемнадцатилетний Селивановский возвращается в Москву и заключает контракт на содержание типографии с книготорговцем Завьяловым. Первые издания собственной типографии Селивановского помечены 1792 годом; последние – 1797. Указ Екатерины II о закрытии «вольных типографий» вышел в 1796 году. За эти годы Селивановский выпустил примерно 61 книгу самого различного содержания, часто ему приходилось быть и редактором, и составителем.

После указа императрицы многие типографы покинули Москву. Так, Матвей Пономарёв отправился во Владимир, где арендовал губернскую типографию. Семен Селивановский уезжает гораздо дальше – в Николаев, на должность смотрителя Черноморской Адмиралтейской типографии, куда его, по рекомендации поэта В.П. Петрова, пригласил адмирал Н.С. Мордвинов – человек образованный и либеральный. В Николаеве Селивановский провёл три года, а хорошие отношения с важным сановником Мордвиновым сохранил надолго.

В 1800 году Семён Селивановскйи опять в Москве и снова арендует типографию – на этот раз Сенатскую.

c1.JPG

c3.JPG
Книги из фондов ГПИБ, изданные в типографии С.Селивановского.

Именно здесь ему и довелось выпустить книгу, которая, будь она даже единственным изданием Селивановского, навсегда сохранила бы его имя для потомства.

Ещё до появления Селивановского, Сенатская типография, находившаяся в полном запустении и расстройстве, начала печатать «Слово о полку Игореве» по рукописи, найденной незадолго до того Мусиным-Пушкиным. Опытный типограф и безупречный подрядчик, тридцатилетний Селивановский забраковывает и перепечатывает многие листы и выпускает первое издание «Слова…», которое, наряду с рукописной копией, сделанной для Екатерины II, до сих пор служит первоисточником текста этого памятника древнерусской литературы.

В 1802 году, после того как указом Александра I были вновь разрешены частные типографии, Селивановский, не прекращая аренды Сенатской типографии, открывает собственную. Вот как описывает его деятельность автор «Записок современника» С.П. Жихарев: «…Я объяснил Рыкалову, что у нас, в Москве, во всех типографиях есть корректоры отличные, особенно у Селивановского и Попова с товарищи. - Дело другое, - продолжал Рыкалов, - в Москве Университет и множество студентов и грамотных людей, не имеющих занятий: они рады работать почти за ничто. Селивановский человек приветливый и живёт открыто: он приглашает студентов к себе, ласкает их, оставляет обедать, и они проводят у него целые дни». Располагалась типография во дворе дома князя Козловского, на углу Большой Дмитровки и Столешникова переулка.

В 1807 году при типографии открылась библиотека, где, помимо новейшей литературы, были сочинения Ломоносова, новиковские издания, «Почта духов» Крылова и столь любимые типографом сочинения французских просветителей – Вольтера, Руссо и Дидро.

К 1812 году и началу Отечественной войны типография Селивановского была процветающим заведением, печатавшим не только на русском, но и на немецком, французском, латинском и греческом языках. Её работа не останавливалась до самого вступления Наполеона в Москву: за три дня до оставления столицы именно в ней было напечатано воззвание Ростопчина к москвичам с призывом собраться на последний бой с французами.

После пожара 1812 года Селивановский максимально быстро возобновляет работу; к 1815 году его издательское дело приобретает огромный, по меркам той эпохи, масштаб. Он предлагает неслыханную сумму – 6 000 рублей – Карамзину за «Историю Государства Российского». К сожалению, по независящим от него причинам, Карамзин был вынужден напечатать «Историю…» в Петербурге. Через 10 лет, в 1825 за переиздание трех поэм Пушкина: «Руслан и Людмила», «Бахчисарайский фонтан» и «Кавказский пленник» поэту предложено 12 000 рублей. И это только за переиздание! (Стоит отметить, что издавший эти поэмы в 1827-1828 годах Смирдин заплатил Пушкину 10 000 рублей).
Предприятие Селивановского было, по-видимому, крупнейшей российской частной типографией в период от Новикова до Смирдина. Помимо наборного и печатного производства она имела словолитню, изготавливавшую не только русские, но и иностранные шрифты, которые у современников «почитались наилучшими». Селивановский продавал оборудование другим типографам, в частности, оборудовал типографию Саратовского губернского правления и подготовил для неё персонал.

В 1829 году Евгений Болховитинов писал Селивановскому: «… у вас самих такая типография, какой и немцы не устроят, и вам завидовать некому, при всём вашем пристрастии к сию художеству…»

c2.JPG

c4.JPG

c6.JPG
Книги из фондов ГПИБ, изданные в типографии С.Селивановского.

Селивановский много и плодотворно сотрудничал с отставным канцлером, графом Н.П. Румянцевым, любителем и собирателем древнерусских рукописей, чьи коллекции легли в основу знаменитого Румянцевского музея. С 1816 года Селивановский издаёт второй, третий и четвертый тома «Собрания Государственных Грамот и Договоров, хранящихся в Государственной Коллегии Иностранных Дел». По заказу Румянцевского кружка в 1818 году переиздаёт книгу «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым» (первое издание вышло у него же в 1804 г.); в 1819 – «Законы великого князя Иоанна Васильевича». Его по праву считали полноценным сотрудником Румянцевского кружка и видным деятелем «румянцевской эпохи» просвещения.

Исторические издания Селивановского выделялись красотой и благородством, что достигалось, в основном, чисто типографскими приемами: прекрасными шрифтами, изящными бордюрами и виньетками, использованием гравюр для оформления титульных листов. Особо следует отметить высокое качество факсимиле и применение там, где требовалось, специально изготовленных шрифтов, делавших печатную страницу похожей на рукописную.

c7.JPG

c7a.JPG
Оформление книг – гравюры, виньетки, разные типы шрифтов.

Важное место среди изданий Селивановского занимали журналы и альманахи. Ещё в 1801 году в Сенатской типографии он печатает «Пантеон российских авторов», иллюстрированный словарь русских писателей, изданный Платоном Бекетовым при участии Н.М. Карамзина. «Пантеон…» считается первым русским иллюстрированным журналом. В 1828 году в типографии Селивановского печатается составленным И.М. Петровым «Енисейский альманах» - первый сибирский альманах.

Круг авторов, печатавшихся в типографии Селивановского, был широк и характерен: Карамзин, Жуковский, Бестужев-Марлинский, Рылеев, Денис Давыдов, Веневитинов, Ф.Н. и С.Н. Глинки. В типографии печатались переводы Мильтона, Монтескье, Вольтера, Дидро, Руссо, Вальтера Скотта, Ричардсона, Юнга.

В 1820 году по заказу Вольного общества любителей российской словесности, многие члены которого впоследствии оказались причастны к движению декабристов, Селивановский напечатал «Таблицы букв, складов отдельных слов и чтения». Таблицы эти предназначались для школ взаимного обучения, которыми так интересовались будущие декабристы. Таблицы были уничтожены по Высочайшему постановлению: не только сами книги, но и граверные доски, и даже два обязательных экземпляра из Императорской публичной библиотеки.

В 1824 году Селивановский печатает «Думы» и «Войнаровского» К.Ф. Рылеева, а в 1826 году, после разгрома восстания декабристов, типограф оказывается под подозрением. Декабрист Штейнгель в своих показаниях упоминает Селивановского как «склонного к распространению свободных понятий». В мае 1826 года у него проходят обыски, основной их добычей стали многочисленные материалы, собранные Селивановским в процессе подготовки многотомного Энциклопедического словаря. Полиция отобрала и уже напечатанные тома Энциклопедии, и все заготовки для будущих томов. В Петербург были отправлены три короба с изъятыми материалами и книгами, а также показания самого типографа.
В этих показаниях нет ни слова об Энциклопедии, так что замысел Селивановского приходится восстанавливать по косвенным свидетельствам.

После выхода в свет Энциклопедии французских просветителей, в Европе не ослабевал интерес к изданиям подобного типа. В России ещё в 1767 году были выпущены три тома переводов отдельных статей Энциклопедии. В 1817 году секретарь Вольного общества любителей российской словесности А.А. Никитин внёс предложение о создании «полной российской энциклопедии». Инициатива Общества была противопоставлена крайне неторопливой деятельности Императорской Академии Наук, которая тоже планировала издание русской Энциклопедии.

Селивановский принял на «ура» предложение Вольного общества. В его мечтах русский Словарь должен был состоять из 40–45 томов. Следует отметить, что у него уже вышел первый российский военный энциклопедический словарь – «Военный словарь» генерала Тучкова в двух томах. Кроме того, типограф планировал издать и «Юридический словарь» Чулкова, то есть, его интерес к справочно-энциклопедической литературе не был сиюминутным.

В итоге расследования Высочайше утвержденной комиссии по делу 14 декабря материалы, изъятые у Селивановского, были возвращены в Москву и переданы обратно в типографию.

c5.JPG

Марка типографии Селивановского отличалась изящной простотой и соответствовала общему стилю оформления книг – две переплетенные буквы С. Иногда они помещались на щите и были украшены лентами или травами.
Семён Селивановский продолжал работу над Словарем, но, несмотря на помощь и поддержку Евгения Болховитинова, заниматься именно этим направлением ему становилось всё труднее. К моменту обыска 10 мая 1826 года издержки на подготовку Словаря уже составляли 30 000 рублей, и никаких доходов в обозримом будущем не предвиделось. При том, что сама типография была вполне успешна, сын и наследник семейного дела, Николай, учился в Московском Университете – немолодой Селивановский не находил в себе сил поднять эту энциклопедическую махину. Нет, он продолжал работу над статьями, ещё в 1827 году он просил Болховитинова прислать ему статьи о писателях на буквы В, Г и Д, а сам отправлял другу отпечатанные листы. В 1829 году он взялся за «пивной откуп» - чтобы найти денег на Словарь. Болховитинов не осуждал; единственное, о чём он просил – это не забывать о типографии.

Но в начале 1830-х годов петербургский издатель Адольф Плюшар начал подготовку своего «Энциклопедического лексикона». К его созданию были привлечены 200 сотрудников, среди которых были профессора и академики. Главному редактору Н.И. Гречу только за первый год работы Плюшар выплатил 22 000 рублей. И Семён Селивановский сдался.

Словарь Селивановского, так и не увидев свет, был продан на вес. В 1870 году С.Соболевский характеризовал его как «крайнюю библиографическую редкость».

В 1835 году Семён Селивановский скончался в возрасте 63 лет. Типография перешла к его сыну Николаю и просуществовала до 1859 года.

С 1801 по 1835 в типографиях Селивановского (собственных и арендованных) было выпущено 927 книг. Сын крепостного крестьянина Семён Иоанникиевич Селивановский стал одним из самых известных деятелей отечественного книгоиздательства XIX века.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
tan_y
May. 3rd, 2016 07:14 pm (UTC)
какое нестандартное для портрета выражение лица :)
gpib
May. 3rd, 2016 07:54 pm (UTC)
Да, как-то сразу привлекает внимание:) Взято, кстати говоря, из замечательного журнала "Русский библиофил" за 1911 год. Нас смутило, что в подписи он С.А. Селивановский, а не С.И., но встречается и такое произношение его отчества - Семён Аникиевич.
nina_chatte
May. 3rd, 2016 08:42 pm (UTC)
Селивановский
Очень интересно!

С теплым пушистым приветом
Нина
aldusku
May. 5th, 2016 09:43 am (UTC)

Спасибо, мне в свое время на эту тему понравилась глава из Заболотских Б.В. Книжные раритеты. Собиратели и хранители

( 4 comments — Leave a comment )